vmest.ru страница 1страница 2
скачать файл



Приходовская Екатерина

«ПЕСНЬ ХАОСА»
(Избранные стихи 2004 года)

СОДЕРЖАНИЕ


Глава 1. Искать и найти________________3
Глава 2. Спасибо_____________________13
Глава 3. Коснись мгновения____________36
Глава 4. Прежде, чем поднимется солнце_46
Глава 5. В мире и так – так больно_______70

Составитель Приходовская Т.М.

ГЛАВА 1
«ИСКАТЬ И НАЙТИ»
*****

Пройти над бездной меж небом и твердью,

Пройти по нити меж жизнью и смертью,

Пройти по зыбкому воздуху,

Пройти по воде яко по суху,
Пройти над вечностью хрупкой плотью,

Дрожащей тварью, запуганной мышью –

Не жаждать неба, не петь о полёте,

А просто идти - всё выше и выше,


Пройти над бездной - и жить – и выжить,

Где надо – драться, где надо – выждать,

Смотреть – и увидеть, идти – и дойти,

Мечтать – и достигнуть, искать – и найти!


*****

Просыпайтесь, товарищи! Смело! К свободе!

Сбросим гнёт! Руки прочь! Разгорается пламя!..

О как любят поэты писать о народе

Да к народу взывать громовыми словами.
Нет покоя народу – ни мига, ни часа,

Отовсюду зовут, как на рынке торговки…

Что народ для торговцев? Дешёвое мясо,

Мясорубка готова! Раздайте винтовки!


Мы не знаем за что, но за что-то – погибнем!

Мы не знаем кого, но кого-то – низринем!

Мы не знаем чего, но чего-то достигнем,

Что-то с шеи своей обязательно скинем!


Лучше, цели не ведая, в путь не зовите,

Всё подряд, что вверху, низвергать не спешите:

Ведь на шею не только ярмо одевают –

Иногда там и головы тоже бывают!


*****

Не лозунги нужны для пониманья истин,

К познаньям не зовёт военная труба.

Мысль, брошенная в лоб, не пробуждает мысли,

Её волна не проникает дальше лба…
Знай меру прямоте! Название предмета

Не может сущности предмета исчерпать;

Художник волен изменять оттенки цвета,

Поэт – оценки и значенья изменять.


Мысль, проскользнувшая по строкам лёгкой тенью,

Как будто невзначай, является сама,

И рад читающий, в угоду самомненью,

Глубинам собственного славного ума.


Не лозунги нужны для пониманья истин,

К познаньям не зовёт военная труба.

Мысль, брошенная в лоб, не пробуждает мысли,

Её волна не проникает дальше лба…

*****

Поют облака и в звон превращается солнце,



И плавятся в памяти лики волшебного града.

Всё строго и просто – настолько торжественно просто,

Нет лишнего в мире ни звука, ни вздоха, ни взгляда.
Нет лишнего в мире – мудра и спокойна природа,

Ей чужды надежды и страхи, труды и усилья,

Есть в мудрости этой свобода, живая свобода,

В спокойном движении мерно вздымаются крылья,


Никто в ней не ставит оценок, не жаждет, не судит,

Не ищет спасенья – все части даны в сопряженье;

Где нет остановок – поспешности тоже не будет,

Одно, непрерывное, общее будет движенье.


Не «все как один» - это принцип движения стада,

Одна есть Земля – но дорог на Земле миллионы.

Идёт человек – и ему совершенно не надо,

Чтоб ноги его при движении были синхронны.


*****

В плывущем облаке нам чудится порой

Знакомый силуэт… Из зыбких очертаний

Мы составляем силой собственных сознаний

Единый образ – и для каждого он свой.

Так на прошедшее привыкли мы смотреть

И в хаотическом движении событий

Отыскиваем сеть тончайших тайных нитей,

Законом мудрым управляемую сеть;

Находим тысячи причин и оправданий

Для всех своих потерь, ошибок и страданий,

И всё выстраиваем в стройную модель,

И говорим себе: что есть – необходимо;

Есть нечто выше нас – оно непогрешимо

И к цели нас ведёт, хоть мы не видим цель.
Но кто изрёк, что управляем мир земной?

Быть может, логика, придуманная нами –

Как чьи-то образы, что пасмурными днями

В плывущем облаке нам чудятся порой?

Мы славим мудрость нами правящей судьбы,

Когда удачно свяжем всё, что происходит,

Когда же разум объясненья не находит –

Мы утешаемся, что разумом слабы.

Но как же он велик, чтоб силою сознанья

Увидеть цельность в зыбких формах мирозданья,

Там связи скрытые найти, где связей нет!

Мы ищем вне себя лишь нам присущий разум,

Вопросы задаём – и в хаосе бессвязном

Услышим нами же придуманный ответ.


*****

Есть в каждом незначительном явлении

Огромный раскрывающийся ряд,

Ряд памяти, который поколения,

Передавая будущим, хранят…
Реальность многоликая и дивная,

Копившаяся сотни лет подряд,

Сжимается в устойчивые символы,

В удобный для познанья концентрат.


Быстры ассоциации случайные,

Поймать их и запомнить не мечтай…

Чирикнет пташка – вдруг в твоём сознании:

«Поёт – летает – птица – ангел – рай…»


Нет точки вне пространства, нет случайности,

У каждой точки место есть своё,

Есть в символе залог её глобальности,

Всеобщего значения её.


Что этот мир без близости другого,

Что внешний знак без смысла своего?

Невелико начертанное слово,

Но велико значение его.


*****

О призрачный покой обители земной,

Сон в корабле, влекомом бездной штормовою,

Тропа лунатика над страшной высотою,

К обрыву медленно шагающий слепой…

О звон безветрия в тиши предгрозовой,

Упавшей свечки оборвавшееся пламя,

И тьма, целующая мёртвыми губами

Младенцев, весело играющих судьбой.

Как глухо шепчет время тайны и угрозы,

И солнце льёт лучи прозрачные как слёзы

На молчаливый лик внимающей Земли.

На мёртвой пристани, среди руин и сора,

Кого ты ждёшь из безответного простора?

Давно отчалили и скрылись корабли.
*****

В истлевших и разорванных одеждах

Вы выйдете из белого тумана

И молча, тихо-тихо постучите

В беспечно приоткрытое окно…

Вас будет много, много – толпы, толпы,

Идущие бесшумными шагами,

Несущие с собою через время

Детей, которым жить не суждено…
Простите нас, простите нас, скитальцы,

За то, что суждено не всем смеяться

И видеть солнце, и рыдать, и верить,

И домом звать тревожный шар земной.

О помним мы, мы вечно, свято помним,

Что нам нельзя напрасно тратить время,

За каждую минуту нашей жизни

Платила вечность вашею судьбой…


*****

Душе хотелось жить, смеяться и цвести,

И с неба ясного струился свет вечерний…

Всегда, всегда – в начале трудного пути

Мы видим звёзды – и не видим терний.
И шаг за шагом – вверх, боясь взглянуть назад,

Не замечая тяжких ран в душе и теле,

Сквозь горестную ночь, сквозь тысячи преград –

Нам кажется, идём к далёкой светлой цели…


Мир проще и мудрей, не друг он и не враг,

К чему была борьба, страдания и слёзы?

Пока мы к звёздам шли сквозь тернии и мрак –

Настало утро и погасли звёзды…


*****

«Отчёт о находках глубинного слоя…»

Века отшумели бездомным прибоем,

Молитвами, битвами, страхом, разбоем,

Проклятье злодеям и слава героям, -

Теперь только ветер над вечным покоем…
В слежавшемся прахе веков пережитых

Найдут черепки от сосудов разбитых,

И всё – это всё… Ни имён, ни деяний, -

Лишь толща слежавшихся существований…


От гимнов священных и смертного воя

Земля сатанела, и рушилась Троя…

Всё скрылось, всё кончилось в толще покоя.

Отчёт о находках глубинного слоя…


Невидимы людям иных поколений,

От стен отделяются лёгкие тени…

В неведомом веке, в году незнакомом

Мы пляшем над нашим раскопанным домом,


Так будет и с вами… От зла и разбоя,

От жгучего солнца, от душного зноя –

Лишь толща слежавшегося перегноя…

Отчёт о находках глубинного слоя…


*****

И не ничтожный он и не короткий,

Но всё-таки конечный – путь земной…

Сверши же, что задумано тобой!

Не поиски нам ценны, а находки.

Ищи – но не в грязи, что на пути,

И не спеши за истину погибнуть,

Ведь не искать важнее – а найти,

Не достигать важнее – а достигнуть.

Стремиться жертвовать не нужно – это ложь,

Не для страданья, не для гибели ты создан,

И если всё же через тернии идёшь –

То только для того, чтобы подняться к звёздам.
*****

Догорать ещё рано; оплавляется воск,

Продолжается жизнь, разливается свет…

Небо сонно моргает мириадами звёзд,

Память чудно мерцает миллиардами лет…
Бури всё поглощают, но поёт Арион…

Тонут люди и молят о спасенье своём –

Их спасают дельфины из яростных волн –

Это мы… мы становимся ими потом…


Мы невидимой стаей на помощь придём,

Если с кем-то несчастье случится в пути…

Мы храним этот шар – беспокойный наш дом,

Чтобы легче Атлантам было небо нести…


Догорать ещё рано… ты гори, ты свети,

Столько лет ещё – верить, и мечтать, и гореть!..

Потерявший надежду – должен вновь обрести,

И ослепший душою – должен снова прозреть…


*****

Солнце, солнце – сквозь закрытые веки

Разливается алое, жаркое море,

Обнимает за плечи огнедышащий ветер,

Дышит, шепчет в лицо в сладком, радостном зное,
Раскалённые руки полуденной дали

Поднимают меня и качают, как в сказке,

Как в раю, где когда-то мы утро встречали –

Беззакатного солнца безмятежные ласки…


Забывая, что было, а что будет – не зная,

Растворяюсь в блаженстве уходящего мига,

В огнедышащем ветре обретённого рая,

Где душа моя звёздную вечность постигла.


Ей мгновенье – на годы, ей минута – навеки,

Что ей смертная радость, что ей смертное горе?

Солнце, солнце – повсюду – сквозь закрытые веки

Разливается алое, жаркое море…


*****

Вот видишь – солнышко на небе расцвело,

Как ярко светится – то мой цветочек аленький,

Цветёт мой мир – такой уютный, тихий, маленький,

И мне так радостно сегодня и тепло…

Уйдут и пропадут за горизонтом странники,

Тень затеряется в сверкающей дали.

Цветочек аленький расцвёл, цветочек аленький

Над нескончаемым дыханием Земли…

Восстанет дух, больной, измученный, надорванный,

И будет жить, пока надежда в нём жива,

Что в каждом чудище скрыт витязь заколдованный,

А в каждом сорняке – волшебная трава.
ГЛАВА 2
«СПАСИБО»
*****

Пьяный ветер и синь, и весна, весна…

Я уже пьяна, от всего пьяна –

От лучистого солнца, от тропок лесных,

От огня и от птиц и от глаз твоих…

Под обрывом – смотри – воздух, море и лёд,

Я встаю, я сейчас – прямо к солнцу – в полёт,

И бездонное небо глаза мои пьют,

И деревья, и волны, и птицы – поют!
…Пьяный ветер и синь, и весна, весна…

Я сегодня пьяна, от всего пьяна…

Сумасшедшая явь – упоительный сон…

Я не помню сегодняшних наших имён…

Все мы были когда-то… Я помню вас всех –

Тот же лес, тот же дым, та же речь, тот же смех…

Помнишь – тысячи лет пробежали с тех пор –

Чем в той жизни закончился наш разговор?..

С тех же слов мы теперь начинаем его –

Всё осталось, а мы – лишь частицы всего…


Как прозрачен костра улетающий дым –

Искажается ясное небо над ним,

Искажается мир, искажается свет –

Из ушедших столетий кричу себе вслед…

Как до боли знаком каждый шаг, каждый звук –

И движенье костёр разжигающих рук,

И чарующе-медленный танец огня,

Воздух, звонкий и чистый, пьянящий меня…


Раздувай же костёр – я ветвей принесу…

Мы безвестные варвары в древнем лесу,

Нибелунги, в Валгаллу забывшие путь,

Пилигримы, что стали на миг отдохнуть…

Распахнулась столетий прозрачная дверь –

Всё равно, чьё обличье мы носим теперь,

Так бывает – один повторяется сон,

Я не знаю сегодняшних наших имён…

День ли, год или вечность – не всё ли равно?

Это было всегда, это было давно,

Помнишь – тысячи лет пробежали с тех пор –

Погасить мы в той жизни забыли костёр…


*****


Я была вчера счастливой, сумасшедшей, невменяемой…

Шли по небу звёзды, звёзды чередою нескончаемой,

Пел о счастье пьяный ветер в вышине недосягаемой,

Пел о счастье хор незримый в глубине неисчерпаемой …


Снова, снова постигаю этот мир непостигаемый,

Глядя в зеркало, встречаю лик почти неузнаваемый,

Пью и черпаю руками – жизнь - родник неиссякаемый

В бездне радости и света, над Землёю раскрываемой…


Пусть же длится этот праздник, этот пир непрерываемый,

Путь, теряющийся в прахе и из праха возрождаемый,

Пусть мерцает вещим словом жребий наш непознаваемый

В книге Вечности волшебной, по созвездиям читаемой…

*****
«ДВАДЦАТЬ ЛЕТ»
В тот день мне исполнялось двадцать лет.

День Ангела – день солнца и веселья,

Так было много хохота и пенья

И молодости – спутницы побед,

Душа пила, захлёбываясь, свет,

Душа ловила сладкие мгновенья

Как тополиный пух: порыв, движенье,

Поймала! но ладонь раскрыла – нет…

Да и не нужно! Что хранить следы

Былого счастья, сгинувшего ныне,

Лишь памятью будимого порой?

День кончился – рыдать ли о кончине?

Настанет снова срок дневной звезды,

И прошлое сотрётся новизной.


Любовь и дружба – два святых начала

И Муза – королева бытия –

В их милый круг вошла душа моя

И голосам их ласковым внимала…

Пила нектар – и ей казалось мало;

Так тот, кто спит, дыханье затая,

Спугнуть боится грёзы забытья,

Чтоб явь блаженный сон не прерывала.

Нет, бренность не владеет человеком,

Когда одним своим воображеньем

Ему менять реальность власть дана:

То мигом наслаждаться, словно веком,

То годы ощущать одним мгновеньем –

Своею волей двигать времена…


Я каждый день надеждами встречала –

То юности прекрасные права…

Я забывала ссоры и едва

Обидных слов укусы замечала.

Так лодка в полдень с мирного причала

Идёт в простор, спокойна и резва,

И мыслит – даль светла и жизнь права,

Ещё не встретив гибельного шквала…

О дай ей бог счастливого пути!

Пусть ветер мачту ей не переломит

И снасти пощадит и паруса,

О пусть душа смеётся, а не стонет –

Хоть кто-то должен счастье обрести,

Чтоб дать несчастным верить в чудеса!


Боясь сомненьем замутить их свет,

Любовь и дружбу я хранила верой,

И только сердце мне служило мерой,

Затем что в мире общей меры нет.

О не мешай их с суетой сует!

Не называй губительной химерой

Закон любви – во всей вселенной первый –

Закон молекул и закон планет…

Не торопись рвать нити отношений –

Разорванное ссорой не срастётся,

Нет мелочи, что б стоила того…

Когда б Земля обиделась на Солнце –

Что стало бы с системой притяжений? –

И в Космос улетела от него?..


Для ценностей шкалы всеобщей нет:

Что дорого одним – другим ничтожно,

Что нелегко одним – другим несложно,

Отличны лица разностью примет –

И души не идут друг другу вслед,

И на вопрос – что истинно, что ложно,

Что добродетельно и что безбожно –

Спроси их – не дадут один ответ.

И что тогда такое справедливость,

И что такое плата по заслугам,

Когда монеты общей нет нигде?

Как будешь ты расплачиваться с другом,

С которым вы душою так сроднились,

Что потеряли счёт взаимной мзде?


Чтоб каждая душа сама считала –

Свободен каждый в выборе своём,

Весы добра и зла есть в нём самом,

Но жизнь и та бы вряд ли рассказала,

Как столь различно всех нас воспитала,

Каким руководимые чутьём,

Одно, боясь утратить, бережём,

Другое – и утратив – помним мало?

Дорогу каждый избирает сам;

Не вообще законы хороши,

А в каждом случае их примененья.

Любовь и радость собственной души

Нельзя измерить по чужим весам,

Будь их шкала достойна повторенья.


Святыни берегла, а грязь смывала

Душа моя – сокрытый мой алтарь…

Кто видел пламя в ней, кто чуял гарь –

Она же всё в себе объединяла:

То смело нападенья отражала –

У врат святынь и тайн своих вратарь,

То говорила весело: «Ударь!» -

Когда рука родная угрожала.

Ей было в тягость зло запоминать,

Хранить обиду было нестерпимо,

Она балласт бросала и летела,

И стрелы с ядом проносились мимо

И не могли летящую догнать –

Она и оглянуться не хотела!..


С мечтаний новых и былых побед

Стартуем мы в грядущую безбрежность,

Но верящий в паденья неизбежность

Падёт и будет гибелью одет;

Что вниз смотреть? Нам солнце шлёт привет,

И дышит в ясном небе безмятежность.

Зла и добра да не пугает смежность

Того, кто знает, что границы нет.

Как смеем мы оценки и названья

Навязывать миров разнообразью,

Незримо окружающему нас?

Грязь звать величьем, то величье грязью,

И, возгордясь, в убожестве незнанья,

Судить саму Вселенную подчас?..


В тот день мне исполнялось двадцать лет.

Любовь и дружба – два святых начала…

Я каждый день надеждами встречала,

Боясь сомненьем замутить их свет…

Для ценностей шкалы всеобщей нет –

Чтоб каждая душа сама считала,

Святыни берегла, а грязь смывала

С мечтаний новых и былых побед…


*****

День швыряет горстями жемчужные кольца

Сквозь просветы сомкнувшейся пасмурной смуты.

Мы подарим друг другу два маленьких солнца,

Пусть нам светят они до последней минуты.

Пусть в едином луче их свеченье сольётся,

Чтоб всегда, сквозь тоскливые ветры разлуки,

Мы зажгли друг для друга два маленьких солнца

И навстречу стремясь – наши встретились руки.

Пред грозящими ликами зла и уродства

Мы из мёртвого камня огонь высекали;

Сохраним ли мы два наших маленьких солнца,

Чтоб они после нас среди звёзд засияли?..
*****

Улыбнись, несмышлёныш, не сетуй

На мученья несчастной любви.

Назови её безответной,

Но несчастной её не зови…
Не бывает солнце ненастным,

Не бывает лучистой тьма.

Как же может любовь быть несчастной,

Если счастье она сама?


Не всегда мы находим согласье

Даже веря, даже любя…

О моё несчастное счастье,

Благословляю тебя!..


*****

Если взяться обиды считать – не счесть.

Если бога о счастье просить – не даст.

Значит, просто спасибо за то, что ты есть

И судьба познакомила нас.
Значит, просто спасибо за добрый взгляд,

За тепло мимолётных весёлых слов,

Пусть в безоблачном небе беззвучно звонят

Миллионы сверкающих колоколов…


Зайчик солнечный пляшет на разбитом стекле,

Подожди – прилетит к тебе добрая весть…

Только будь на земле, просто будь на земле –

И спасибо, спасибо за то, что ты есть.

*****

На любимых своих - никогда, никогда


Не держите обид и не помните зла,
Все пролитые слёзы - всего лишь вода,
Отгоревшие страсти - всего лишь зола.

Что они, если можно опять и опять


Ясным утром глаза твои в мире встречать,
Если птицы кричат, если солнце встаёт
И сверкающий путь убегает вперёд?..

Ждать чудес - как смешно, как смешно и старо,


Но одна на Земле путеводная нить:
Помнить - только добро, верить - только в добро
И творить его этим, повсюду творить!

*****


От нелепого слова не сдвинется ось,

Не порвётся, случайно запутавшись, нить.

День пройдёт – и забудется глупая злость,

И обиды уйдут – их не стоит хранить.


Ты внимай равнодушно жестоким словам,

Дерзкой детской браваде… К чему возражать?

Самолюбию слабых так нужен бальзам.

Люди – слабые дети, их нужно понять…


Молча выслушай тех, кто стремится сказать,

Пусть кричат что хотят – сменит крик тишина.

С ними спорить смешно – утомишься кричать;

Что такое слова? Звуковая волна…


Оголённая злость, ядовитая желчь…

Не вступай с ними в спор – они просто больны.

Дай безумью пройти, дай злословью истечь –

И поймут они сами, как были смешны.


Это мелочи… Стоит ли их вспоминать?

Нужно жить и любить, нужно петь и творить.

Люди – слабые дети… Их можно понять

И минутные слабости просто – простить…


*****

Нет власти у тебя. Нет власти надо мной,

Могу я думать о тебе – могу забыть,

Мне сладко вспоминать прозрачный голос твой,

Мне радостно во сне с тобою говорить,

И мне от этого спокойно и легко,

Раз непременно нужно смертному любить…

Мы можем рядом быть, а можем далеко,

Друг друга мы вольны и вспомнить и забыть…

Не брежу страстью я и не горю в огне,

Легко мне не страдать, не мучиться, не ждать…

Мне так же радостно встречать тебя во сне,

Мне так же сладостно твой голос вспоминать.

И я могу летать в иных, безвестных снах,

И мыслить, и писать, и петь, и говорить,

Бродить умом в далёких странах и веках,

Чужими бедами и радостями жить –

Дышать бездонной полнотою бытия…

А в сердце тихо, в нём покой и чистота…

Ведь арендатор есть… Квартира занята,

И ты хранишь её заботливей, чем я…
*****

Из дождливого мрака, из синей дрожащей анархии

Наплывает промозглая грусть…

Я уже не листаю с тоскою твои фотографии –

Я знаю их все наизусть…
Синий поезд уходит, и память поёт перестуками

Песнь колёс, убегающих прочь.

Разбухая, треща, мир всё новыми полнится муками,

Тихо плачет и пляшет ослепшая ночь…


Диктор хмурится в сером экране… Недобрые вести,

Кровь и слёзы и жертвы – повсюду одно…

Если мы на земле, если живы мы – значит, мы вместе,

На каком расстоянье – не всё ли равно?


Пусть нас минет беда… Пусть по краю кипящего хаоса

Мы пройдём, не шатнувшись на скользком краю…

Пусть не трогает буря далёкого белого паруса –

И отыщет он пристань свою…


*****

Только вернись. Только вернись, пожалуйста,

Глухо плачет душа, всё молится, мается –

Только вернись! Дай насмотреться, наслушаться –

Глаз твоих, слов – от радости небо закружится,

Буду часами, часами смотреть – будет мало мне,

Будут светиться глаза, от тревоги усталые,

Буду дышать твоим голосом – светлою сладостью –

Век не напиться мне этой отчаянной радостью…

Дальние степи, ветви дороги незнаемой…

Где ты, мой милый? Где ты, мой друг, долгожданный мой?!

Тихо бормочут часы утешенья привычные.

Тени гуляют по стенам – немые, безличные,

Боже! Из сумрачной дали, из смутного хаоса –

Только вернись, только вернись, пожалуйста…

*****


Идут дожди, и в небе пасмурно и сыро,

Земля заплаканная горестно молчит,

Неуправляемость взбесившегося мира

Над нами страхом нестихающим лежит.


Секунды пляшут над усталыми часами,

Так, по секунде, простучавшими всю жизнь,

И в мерном ходе их мне слышится ночами:

«Вер-нись… Вер-нись…»


*****

Ты одно из счастливых моих сновидений.

Ты приходишь во сне, ты смеёшься во сне,

Дни мелькают, мелькают, как пёстрые тени –

Нет следов на снегу… Ты лишь снишься мне…
Я баюкаю боль, я смиряю порывы,

В песнь любви превращая разлуки стон…

Я смотрю сотни раз этот сон счастливый

Да надеюсь порою, что сбудется он…


*****


Бессмысленно в каждом прохожем

Пытаться тебя узнать.

Придумать счастье несложно,

Но почти невозможно создать.


«Сегодня!» - вторят надежде

Сотни счастливых примет…

День уходит, уходит, как прежний,

Грустно сумерки шепчут: нет…


Тихо в сердце тоска свернулась,

Перестала скулить и рычать.

Наступила печальная мудрость,

Появилась привычка – ждать…


Но неважно – хоть рано, хоть поздно,

Лишь вернись ты – когда-нибудь.

Пусть во тьме и в ненастье звёзды

Охраняют твой дальний путь.


*****

Мы по этим же улицам шли когда-то с тобой.

Что терзаться, что хмуриться бесполезной тоской?

Сила светлая, славная, сбереги, сохрани…

Ты ведь здесь – это главное – ты ведь в мире, с людьми,

На смешном расстоянии, измеряемом в днях…

Это просто душа моя заблудилась в мечтах

И реальность утратила… Ум усталый привык

Просто ждать тебя – ждать тебя – каждый день. Каждый миг.
*****

Сегодня дважды сон счастливый повторялся.

Билет счастливый этим утром мне достался.

И нитка чёрная была – в три оборота…

И что-то, помню я, ещё ведь было что-то…
Всё жду, и жду, и жду, приметы собирая,

Я верю, верю в них! Бессмысленно – я знаю,

Ты приходил – во сне, и я – во сне – смеялась,

И правая ладонь три дня подряд чесалась,


Ведь это – к встрече? К встрече всё, что происходит –

Шумят деревья, воет ветер, солнце всходит,

Ведь к встрече всё это… Вослед бегущим дням –

К твоим глазам, к твоим словам, к твоим рукам,


И время тает – боже! Медленно - но тает,

И то в душе моей темнеет, то светает,

И в трубке день за днём, как страж, меня встречает

Суровый голос: «Абонент не отвечает»…

Сбегают в пустоту счастливые приметы,

И только встречи нет… Скажи, откликнись – где ты?..


*****

Верить в лучшее хочется, верить отчаянно хочется,

Не умею я верить – труднее нет в мире науки.

Ночь придёт – и во сне прилетает мечта-полуночница,

Тает холод – промозглый, пронзительный холод разлуки.
Мне тепло, хорошо мне – как будто с тобою душа моя,

Я с тобой говорю, я летаю, смеясь и играя,

И звучит во мне песня – счастливая песня – та самая,

Что ты пел мне когда-то, в далёком, сияющем мае…


*****

Я боюсь воспевать мою радость. Я молчу, её в тайне храня,

Если силы злые услышат – отнимут её у меня.

Я боюсь говорить вполголоса, даже думать боюсь о ней –

Чем светлее белые полосы, тем чёрные будут темней.
Я боюсь воспевать мою радость,

отпускать, словно птицу ввысь,

Лучше я омрачу её страхом, чем её уничтожит жизнь.
Тихо-тихо свети, моя радость, пусть тебя не заметит беда.

Разве можно идти не оглядываясь –

тень крадётся за нами всегда…

Жизнь горстями бросает горести,

на потери так странно щедра,

И сквозь тысячи душ –

одиночества леденящие воют ветра…

*****


Как руки дрожали, как сердце стучало,

И душная ненависть к горлу тянулась,

Но ты улыбнулась, но ты промолчала,

И боль, потухая, увяла, свернулась…


А память рыдала, а время бежало

Сквозь пошлость и трусость, сквозь подлость и грубость,

Но ты повторяла, но ты заклинала:

«Из тысяч ошибок слагается мудрость».


И если однажды безвестная сила

Пожаром пройдёт по надеждам заветным,

И всё, что ты строила, всё, что хранила,

Внезапно окажется прахом и пеплом,


Ты скажешь: «Любая решается трудность.

Неважно, что было, неважно, что стало.

Из тысяч ошибок слагается мудрость.

Так надо. Я всё начинаю сначала»…


*****

Я спокойно живу без тебя. Ты спокойно живёшь без меня.

Может, так хорошо, так и правильно – жить друг без друга.

Я устала метаться, напрасную веру храня.

Я устала бороться и ждать… Легче выйти из круга.
Я не знаю, что будет потом. И неважно, что будет потом.

Есть на свете вопросы, которым не нужно ответа.

Что сидеть на цепи, охраняя пустующий дом,

Всё надеясь в глухом подземелье дождаться рассвета?..


*****


Не нужно спешить. И не ждёт никто…

Хорошо и туманно, и я молчу,

И я могу ехать далеко-далеко

И думать о чём захочу.


И можно смотреть, не стремясь разглядеть,

И можно идти, не спеша дойти,

Не ждать, не мечтать, не искать, не жалеть…

Всё белым-бело, белый снег летит…


Белый снег летит – так легко-легко.

Так легко и туманно, и я молчу,

И я могу ехать далеко-далеко

И думать о чём захочу…


*****

Мой поезд не пришёл. Мой поезд не придёт.

А я сижу зачем-то в зале ожиданий…

Бездомный ветер пусть бездомных воспоёт –

Сквозь боль разлук – надежды будущих свиданий…
Жизнь почему-то вместо ясного пути

То бездорожье нам даёт, то перепутье.

Мир тем, кому на свете некуда идти

И некого просить о временном приюте!


Огни в стекающей по окнам темноте;

Чуть теплится мечты мерцающий окурок.

Очаг всего лишь нарисован на холсте,

Порвётся холст – а там – там только пыль и сумрак…


*****

Три глотка всего мне дали, три глотка –

Три глотка – и бесконечность знойных лет,

Бесконечность раскалённого песка,

Бесконечный караван идущих вслед…
Жаждой чуда, жаждой веры в лучший мир

Помутился ум и дух мой почернел,

Ложный призрак сладко пел ему, манил –

Он молчал, и жил, и верил, и терпел…


Боже! Пусть моя дорога коротка,

Вечно буду я тебя благодарить,

Буду славить жизнь за эти три глотка,

Целых три глотка, что дали мне испить!...


*****

Неуклюжие, глупые, пёстрые мысли,

Как обрывки страниц из разорванной книги…

Тщетно душу от масок я пытаюсь очистить:

Может, это не маски – просто разные лики?
И оценки, и мнения – только веянья моды,

Ведь критерии истины не неизменны.

Души разной окраски – просто разной природы,

Только все они в мире одинаково ценны.


Не жалей о разлуках, тихо радуясь встречам,

Не жалей об увядшем, тихо радуясь всходам…

Не торопит нас время, не губит, не лечит.

Время просто идёт своим ходом.


*****

Будет сера и пламя, и небо возрадуется,

Сладкой жертвы вдыхая клокочущий дым;

Уходя – уходи, ни на что не оглядывайся:

Оглянувшийся станет столпом соляным…
Жаждем вечности – в вечности смертным отказано,

Смерть всё бренное смоет дождём огневым…

Уходя – уходи, не жалей, ибо сказано:

Оглянувшийся станет столпом соляным…


К преходящему пылкой душой не привязывайся,

Не скорбя расставайся с прошедшим своим.

Несвершённым живи, уходя – не оглядывайся…

Оглянувшийся станет столпом соляным.


*****

Я котёнок, который на солнышке греется

Да к таинственной жизни беззаботно ласкается,

Почему-то сегодня мне в хорошее верится,

Так беспечно смеётся, так наивно мечтается…
Выгибаю я спину, чуть слышно мурлыкая,

Я пушистая, светлая, я ручная, не дикая,

А вокруг – непонятное, злое, великое

Время тысячеглазое, тысячеликое…


Время кровью обрызгано, время грязью измазано,

Сотни судеб в глухую безвыходность катятся,

Правят миром тела – без души и без разума,

Шевельнёшься – раздавят, и некуда спрятаться…


Время грозно гудит и над нами склоняется

И в любое мгновение может обрушиться…

Мы играем вслепую, и напрасно пытаются

Наши души к неведомым звукам прислушаться.


Жизнь научит безропотно ждать, мечтать и надеяться,

В этом вихре кровавого, страшного, смертного

Быть всего лишь котёнком, что на солнышке греется,

Тихо трётся о руки и не жаждет запретного…


*****

Всё превратилось в сон. Бесплотный дивный сон,

Оставшийся вдали, в той давней, светлой ночи…

Плывёт под звёздами печальный перезвон,

Прозрачный сумрак невесом и непорочен.
В туманном мареве поднявшегося дня

Глядят и светятся надеждой и печалью

Далёкие глаза, зовущие меня,

Манящие меня – куда-то – в зазеркалье.


До встречи – час ли, век? Пути судьбы просты,

Но жизнь немилостива к дерзким и спешащим…

Опустит время разведённые мосты,

Мечта и память возродятся в настоящем…

*****

Стоило ли жить, метаться, суетиться,



Видишь – всё прошло, и стала я иной,

Скоро прилетят смеющиеся птицы,

Почему-то им весело со мной.
Солнечной пыльцой, снежным звездопадом

Разлетелась жизнь, исчерпалась грусть…

Видишь, ничего больше мне не надо,

Видишь, ничего больше не боюсь…


К солнцу я тяну радостные ветви,

Тёплые лучи пляшут надо мной…

Тропкой на снегу, несказанно светлой,

Убегает вдаль чей-то путь земной.


Радужной пыльцой разлетятся тайны,

Солнечная пыль радостей людских…

Чьё-то божество, может быть, случайно

Новые миры сотворит из них…

ГЛАВА 3
«КОСНИСЬ МГНОВЕНИЯ»

*****


Из тёмного леса, из белого снега,

Из пьяного солнца, из ясного неба –

Ловите надежды слепящие брызги,

Плетите венок торжествующей жизни!


Вершится подспудно великое чудо:

Мы все, в ком есть плоть и дыханье – оттуда;

Из тёмного леса, из белого снега,

Из пьяного солнца, из ясного неба…


Из ложных суждений, из вечных сомнений,

Из летнего зноя и грязи осенней

Слагается жизнь – многоликая цельность,

Где каждая точка – врата в беспредельность…

*****

Я звёздочка, звёздочка в сумрачном море вселенной,



Плыву, разгораясь, мерцая, тихо и медленно…

Миры размыкаются, сходятся, в каждом мгновении

Растёт, раскрывается, движется – то, что неведомо.

Не всё ли равно, кем, зачем и когда они созданы…

Влечёт нас сквозь вечность единым теченьем мерцающим,

И мы разгораемся тихо плывущими звёздами

На Млечном Пути, всех приемлющем, всех примиряющем.
Мирно, тихо мерцают пути в океане покоя,

Мерно время качает нас в ласковых мягких объятьях,

Лишь мгновенные вспышки, что в безднах мелькают порою

Говорят нам о наших родившихся в космосе братьях…


*****


Мы клетки единой трепещущей ткани,

Живой и растущей, незримой и цельной,

Творящие импульсы наших сознаний

Вольются в мерцающий мир беспредельный…


Живём мы не в замкнутом чёрном квадрате –

В пронизанном светом, прозрачном пространстве…

И вот ты один – у начала, на старте,

Пред длинным путём воплощений и странствий,


Один в необъятности звёзд и вселенных

Без правил земных, без оценок, без мнений,

И есть только свет – нет фотонов отдельных;

Есть вечность, но нет в ней отдельных мгновений…


*****

О пламя, обнимающее Землю –

Энергия невоплощённых судеб,

Никем ещё не прожитое время,

Никем ещё не созданные люди,
Огонь надежд, страстей и разрушений,

И райский свет и зарево геенны,

Пожары нескончаемых сражений

И звёздное мерцание Вселенной…


Оно – всепожирающая бездна,

Оно – всепорождающая плазма,

В которой всё прошедшее исчезло

И новое творится ежечасно.


Исток всего, смыкающийся с целью,

Круг зарожденья и исчезновенья –

О пламя, обнимающее Землю,

О вечная энергия творенья!..


*****

Познаваемо ли чудо рожденья?

Исчерпаемы ли жизни истоки?

В нескончаемости преображенья

Разве могут люди быть одиноки?

Разве могут люди быть непричастны

К ослепительности вечного пира,

Разве влить они свой разум не властны

В непрерывное творение мира?

Слышишь, слышишь – над землёй, над Вселенной,

Над шумящей суетою весенней

Ждёт и дышит океан беспредельный,

Ждёт энергия иных поколений…
*****

Коснись мгновения – и дрогнет океан,

Упавший камешек лавиной обернётся,

Неясный шёпот дальним громом отзовётся,

Промчится ветерок – проснётся ураган…
Нет одиночества, ведь одиночеств много,

А сумму единиц мы множеством зовём;

Дом прошлого велик и каждая дорога,

Откуда бы ни шла, приводит в этот дом.


В единстве сущего неведома утрата,

Что здесь утрачено – вдали обретено.

Не будет мелкого меня, не будет кванта,

А будет вечное, великое, одно…


Не различить нам звёзд в потоке звездопада,

Не счесть песчинок, что взметает ураган.

Единая душа, единая монада –

Коснись мгновения – и дрогнет океан…


*****

Жизнь всеобщая длится над жизнью земною,

Не обрыв подо мною, а простор предо мною,
Не упасть и разбиться – а подняться и слиться

С вечной жизнью, что длится, нескончаемо длится…


Не зовите обрывом бесконечность движенья!

Кто сказал, что мы смертны? Видишь – нет притяженья,


Ни рожденья, ни смерти, ни стоянок, ни странствий –

Есть поток бытия в беспредельном пространстве,


Есть дыхание там, где неведом сам воздух,

Есть беззвучная песнь о вселенной и звёздах,


И кипит в нас и бьётся тревожно и глухо

Океан непрерывно творящего духа…


*****

Есть свобода – свобода дыханья и света,

Без тоски, без надежд суетливо-тревожных,

Без обид и без войн, без границ и запрета,

Без мучительных мыслей и дел неотложных.
Нет в ней горьких страданий, нет в ней страстных желаний,

Нет суровых законов, нет мятежных призывов,

Торопливых исканий, окровавленных граней,

Ослепительных высей и чёрных обрывов…


Есть свобода – свобода поверить друг в друга;

Совершается то, что должно совершиться,

И в спокойном движенье гончарного круга

Мир, живя и меняясь, продолжает твориться…


Как смешно! Мы в душе, словно в школьном журнале,

Выставляем оценки всем явленьям и людям,

А на свете ни радости нет, ни печали,

Он ни мрачен, ни светел, не богат и не скуден.


Нет в нём цели конечной, нет в нём замкнутой ниши –

Цель явленья всегда вне пределов явленья,

Нет правителей мира ни на небе, ни выше,

Есть безбрежная жизнь – и свобода творенья.


*****

Могучий демон! Всё ты рвёшься к звёздам, ввысь,

Пытаешься постичь вселенские законы…

Смотри – чуть теплится мерцающая жизнь

Грошовой свечкой у таинственной иконы…
Глаза невидящие молятся за всех,

На землю грешную пришедших на мгновение,

Ведь есть не только смерть, страдание и грех –

Ведь есть и истина, и свет, и воскресение…


Мир не познать умом, не разгадать чудес –

Не осознать всего невидимую цельность…

И во мгновении, и в вечности я есть,

Ведь я есть мы, а мы есть беспредельность.


*****

Тих и бездонен великий простор неизвестности.

В свете и воске глаза растворились молящие.

В душном чаду нашей глупости, грешности, смертности

Движется что-то, щадящее нас и казнящее…
В хаос и сумрак с надеждой глазами впиваемся,

Пьём застоялый нектар сладких планов и чаяний…

Боже! К чему мы стремимся, за что мы сражаемся,

Как мы живём в этом хаосе мук и отчаяний,


Как же мы видим пути, что ещё не проложены,

Как же огни мы находим, ещё не зажжённые?

Тихо скользя по поверхности, чем мы встревожены?

Чуем ли, слышим – под нею – глубины бездонные?..


*****

И не ничтожный он и не короткий,

Но всё-таки конечный – путь земной…

Сверши же, что задумано тобой!

Не поиски нам ценны, а находки.
Ищи – но не в грязи, что на пути,

И не спеши за истину погибнуть,

Ведь не искать важнее – а найти,

Не достигать важнее – а достигнуть.


Стремиться жертвовать не нужно – это ложь,

Не для страданья, не для гибели ты создан,

И если всё же через тернии идёшь –

То только для того, чтобы подняться к звёздам.


*****

Я шептала молитвы в эту мокрую серость,


В этот жалобный ветер и хромающий дождь...
Скольким пелось на свете, мечталось и верилось -
Вот и ты теперь веришь. Вот и ты теперь ждёшь...

Через мокрую серость, через жалобный ветер


Ты взлетишь над тоскующей жизнью твоей
И увидишь, что мир нескончаемо светел
Даже в скорби своей. Даже в смерти своей.

На рассвете не знаешь ты - встретишь ли вечер,


Ты уснул - доживёшь ли до новой зари?
Разве можешь ты сделать свой путь бесконечным?..
Значит, просто - живи. Значит, просто - твори...

*****


О дурманящий запах растущей листвы,

Сумасшедшая песня шелестящих ветвей,

Первобытная солнечность поздней весны,

Жизнь, звенящая радостью новой своей…


Мир родился сегодня, мир родился впервые,

Не опять, а впервые – наступила весна,

Словно только вчера сотворились стихии,

Словно только вчера светом сделалась тьма.


Словно жизнь появилась неожиданным гостем,

И не движется время – ни вспять, ни вперёд,

Не бывает ни прошлых, ни будущих вёсен –

Мир родился сегодня и сегодня умрёт…


И не будет уже – никогда – повторенья,

Так живите же, жадно живите, живые!

Будут после – миры, и пути, и творенья,

Но другие уже, совершенно другие…

*****

Прости меня за горькое вчера,



Благослови на радостное завтра.

Дорога вспять – от пепла до костра,

Дорога вспять – от финиша до старта.
Вперёд, вперёд… Смотреть безумье вниз,

Там тьма без берегов и без просвета…

Реальность – только узенький карниз,

Тропинка между зонами запрета.


Шаг в сторону – и будешь поглощён

Без крика, без борьбы – там гаснут звуки.

Идя в цепи над пропастью времён,

О смертные, не разжимайте руки…


Дороги нет от пепла до костра,

Дороги нет от финиша до старта.

Благослови, что есть у нас вчера.

Благослови, чтоб наступило завтра.


ГЛАВА 4
«ПРЕЖДЕ, ЧЕМ ПОДНИМЕТСЯ СОЛНЦЕ»
*****

Исследуя пути цивилизации,

Наследственность мы ищем без мутации,

Увы! Для жизни эталона нет.

И рушатся державы нерушимые,

И гибнут армии непобедимые,

И затихает слава их побед.
В текучести всеобщей непрерывности

Мы ищем хоть подобие стабильности,

Но умереть лишь можно навсегда;

Не защищён царями и святынями,

И Вечный Город пал и стал руинами,

Как многие простые города.


Нет истины в подобиях сомнительных;

Поклонники порядковых числительных,

Мы всё живое подчинили им,

Явленья новы, но стары названия,

И скоро, если верить в предсказания,

Придёт второй Мессия в третий Рим.


*****

Люди вокруг меня. Разные. Странные. Много…

Жёлтые огоньки тихо ползут под откос…

Жёлтые огоньки – души, что ищут бога,

Ищут – как будто бог – просто пропавший пёс…
Люди! Ищите бога. Обещано вознагражденье;

Жаль, фоторобота нет и нет особых примет.

Нечем у входа в рай платить за своё спасенье –

Ищут и ищут бога. Тщетно! Затерян след.


Где-то скрывается бог – хитрый старый подпольщик,

Тщетно шпионы рыщут и тридцать монет звенят…

Кто-то однажды скажет: «Бог? Что может быть проще?

Бог – это вы и я» - скажет – и будет распят.


Ура! – заликуют толпы. Он бог! Мы поймали бога!

Распяли – значит нашли! Закрыт наболевший вопрос.

И будут вокруг – кресты. Разные. Странные. Много.

Да жёлтые огоньки, ползущие под откос…


*****

Все люди – братья. Слышишь, друг мой? Люди – братья,

Без зла и зависти, без лжи и без условий.

Зачем через века проносим мы проклятья

Вражды и ревности, страдания и крови?..
Людьми ты создан – для людей и созидаешь,

Для них ты воплощён, для них твой дух пробужен,

С людьми и для людей – живёшь и умираешь;

Не нужный никому – ты и себе не нужен.


Все люди – братья, все в единстве неделимом…

Нет слаще этого родства и нет больнее:

Ужасно быть чужим, ужасно быть гонимым;

Быть братом Каина немыслимо страшнее.


*****

Душно. Сердце так мучительно бьётся –

Даже звёзды над землёй неподвижны.

Знаю – прежде чем поднимется солнце,

Отречёшься от меня трижды.
Знаю – будет всё жестоко и просто,

Так, как нужно, без молитв и без чуда.

Отрекайся же, мой верный апостол!

Вы нужны мне были – ты и Иуда,


Чтобы смыть все пригрешенья людские,

Исчерпав собой земные мученья…

Как принёс бы свою жертву Мессия

Без предательства и без отреченья?


Тот, кто создал всё – всё видел и ведал:

Как бы жертва без жрецов состоялась?

Не отрёкся бы никто и не предал –

Человечество бы грешным осталось.


Замер мир – он только завтра проснётся –

Даже звёзды над землёй неподвижны.

Знаю – прежде чем поднимется солнце,

Отречёшься от меня трижды.


*****

День захлопал крыльями и улетел,

Улетел – ещё один – в серый закат.

Жизнь дробится сотнями мелочных дел,

И вперёд идущие смотрят назад…
Бешено колотится сердце в груди.

Дева Богородица, слышишь ли ты…

Все кому-то молятся – в страшном пути

Нет у смертных пастыря, кроме мечты…


Зыбкое сияние – надо спешить

Спеть, понять, увидеть, подумать, вздохнуть…

Тянется над пропастью тонкая нить –

Тоненькая ниточка – общий наш путь.


День захлопал крыльями – и в облака,

Свет последний, вянущий – стынет вдали.

В землю, словно молнии, уходят века;

Будущее медленно всходит с земли.


*****

До вечера мир сумасшедший, весенний


Смеялся и плакал в дали ослепительной,
А утром пришли грязно-белые тени
И небо накрыли рубашкой смирительной...

И бьёт его ветер - часами, часами


Нагими ветвями стегает, как розгами,
И тусклые звёзды голодными вшами
За тощими тучами медленно ползают.

Снежинки, то с неба, то в небо несущиеся,


Всё скачут на лужах, ледком затянувшихся -
Как будто в больничные окна небьющиеся
Стучатся бездомные души вернувшихся...

*****


Тревожно и зябко и плакать хочется,

И редкими каплями пасмурность сочится,

И нежить, без плоти, без дома, без отчества,

В пронзительном ветре стенает и корчится…


Пронзительно мокро, пронзительно холодно,

И горе тому, кто без крова скитается…

Ступени, ступени – как строчки некролога,

Всё выше и выше – и в небе теряются.


И кто-то постонет мятежными зовами

И с серостью тихой безропотно свыкнется…

А кто-то воскликнет: «Услышали! Поняли!» -

Когда на призыв его эхо откликнется…


*****

Воют сирены. Стенает собака.

Мутный, больной, беспросветный рассвет.

Дождь безымянный всю ночь одинаково

По мокрой дороге выстукивал след.
Воет и воет, кричит – надрывается

Мутной, безвыходной, вечной тоской,

Вечно – качаться, метаться и каяться,

Выть первобытной бездонной бедой.


Ветер холодный из синего мрака.

Так обречённые сходят с ума…

Воет собака – всю ночь – одинаково –

Корчится в лужах дрожащая тьма…


*****

Пустите странника! Пустите на ночлег!…

Такой густой, такой холодный в поле снег,

Такое тёмное, зияющее небо,

Так зябко в мире без родного очага,

Такая зыбкая, тоскливая пурга

Над головой у просящих ночлега…
Там, за спиной, промозглый путь без лун, без звёзд,

Там вечность пройденных и предстоящих вёрст,

Там муки памяти и тихий зов надежды,

Ты не оглядывайся – что смотреть во мрак?

Пока перед тобой горит чужой очаг,

Забудь, что новые скитанья неизбежны.


Всё исчерпается: и боль, и грусть, и злость.

Ты только странник на Земле, ты вечный гость,

Чей путь протянут от ночлега до ночлега…

Пустите странника, пустите на ночлег!

Такой густой, такой холодный в поле снег,

Такое злое, непрощающее небо…


*****

Грустно тает время. Рыхлой горсткой снега.

Пар дыхания, слетающего с губ…

С отсыревшего, расплывшегося неба

Веет дождь ворчливый, мелочен и скуп.
Спят бродяги, заблудившись в бездорожье.

Спит, согревшись в сердце, нищая тоска.

Спит вулкан, и спит до срока у подножья

Мирный город, не разрушенный пока.


В море штиль… Не пробуждаема ветрами,

Не тревожит глубь живущих на мели.

Далеко и глухо бродит под ногами

Грозный гул неусыпающей земли.


Слышишь – страшно… Сердце шепчет: слушай! слушай!

Бездна медленно вползает в каждый дом.

Спят надеждой убаюканные души –

Тихо, сладко спят – быть может, вечным сном.


*****

Какая радость: начинает рассветать,

И спящих улиц пробуждаются пустыни,

Тьма превращается в прозрачный отсвет синий,

И ночь снимает с крыш безмолвия печать,

И сны кошмарные уходят в ад блуждать

Средь страшных призраков, чудовищ и Эринний,

И будничная жизнь спасающей богиней

Приходит тяжкие видения изгнать…

Жемчужно-солнечный или дождливо-серый

Рассвет идёт – и растворяются химеры,

Страх, что живёт в ночи – во сне или без сна,

Да здравствует рассвет – такой простой и трезвый!

Душе, во мраке заблудившейся над бездной,

Как круг спасательный земная твердь нужна.
Какая радость: начинает рассветать…

Покой и простота целительным бальзамом

Стекают с неба к нанесённым жизнью ранам,

И к ним забвения нисходит благодать.

Спокойней сердце принимается стучать

И ум не застится тоскующим туманом –

Гостям из памяти, ненужным и незваным,

Перестаёт сознанье двери открывать.

И день склоняется над мирной колыбелью;

И к свету солнца, как к целительному зелью,

Душа потянется и жадно будет пить.

Пусть и при свете нет опоры, нет защиты –

Ворота тьмы хотя бы кажутся закрыты,

Хотя бы кажется, что можно просто – жить…


*****

От шума людного, от празднеств и игралищ

Так хочется домой. Куда-нибудь - домой…

Не в суетливость пёстрых временных пристанищ,

А в дом, где есть очаг пусть маленький, но свой…
Уходят в память дни, в наследие оставив

Усталость глаз, усталость рук, усталость ног –

Да благодарность за радушие хозяев,

Непрошеных гостей пустивших на порог.


Куда глаза глядят – мосты, дороги, вёрсты,

Туманы да ветра, на горизонте – мгла…

Быть может, там, вдали – он есть, мой дом, мой остров,

Мой тихий островок покоя и тепла…


*****

Видишь, путник – ушедшая ночь забывается,

И дороги в непознанность мира манят…

Не вернутся минуты – лишь мысль возвращается…

Уходящий вперёд часто смотрит назад.
Солнце мир пронизало слепящими струнами,

И блаженные песни поёт тишина,

И глазами спокойными, ясными, юными

На счастливых и страждущих смотрит весна.


Что ж ты бьёшься в паучьих сплетениях бренности,

Мелочами терзая сознанье своё?

Жизнь всего лишь мгновенье – но в этой мгновенности

Миллионы веков до и после неё…


Тем незримое зримо, кто жаждет прозрения –

На Земле слишком многих пугает оно…

В мире нет ни пустот, ни границ, ни деления –

В нём движенье – одно и дыханье – одно…


*****

Пытаясь устоять на вспененной волне,

В ревущем хаосе стремясь найти опору,

Душа бросает вызов мрачному простору

И выси грозовой и алчной глубине.

Века, века прошли в отчаянной войне,

В войне за жизнь, в никем не выигранном споре…

Да будет добрый путь – скитающимся в море

И память вечная почиющим на дне.

Нет высшего суда, единого начала;

Война и ТАМ, как здесь, ещё не затихала,

Бурлит невидимый клубок враждебных сил,

Мы ищем там покой – а там своё сраженье,

Ответ – а там ещё не принято решенье,

Слепого просим мы, чтоб он нам путь явил…
Взаимно – к нам с небес о помощи взывают

И мы о помощи взываем к небесам.

Мы уповаем на всеведующих ТАМ;

А ТАМ, быть может, на живущих уповают.

Пусть правды нет; страшней, что правды не бывает,

Но не под силу согласиться с этим нам –

Мы ищем истину по всем земным углам

В надежде, что её хоть кто-нибудь скрывает.

Итоги поисков ничтожны и плачевны…

Что нет в лягушке заколдованной царевны –

Поцеловав её, печально понимать.

Учить нас некому – мир погружён в раздоры,

И надо нам самим – без правды, без опоры –

И прошлый мир судить, и новый создавать…


*****

О не зови постылым путь привычный свой,

Бесценней дара нет, потери нет бесследней.

Нет дней обыденных; для нас очередной –

Он чей-то первый день и чей-то день последний…
О не зови постылой жизнь! Благодари

За то, что в этот день дано тебе проснуться.

Те, что ушли – как много б отдали они

За то, чтоб хоть на миг – вернуться…


*****

Осторожно, двери закрываются! –

Жизнь сказала медленно и горестно,

И закрылись райские врата.

Век теперь во тьме кромешной маяться,

В грохоте железном выть и ссориться,

Ждать – Антихриста или Христа…
Плачет мир, распроданный, разменянный,

Плачет паства, молится отчаянно,

Копошится веря и греша,

Светится за тучей рай потерянный,

Каином уходит нераскаянным

Правды захотевшая душа.


Ей одной – от станции до станции,

Ей одной над бурями, над безднами

Литься горькой пеной за края…

Ей однажды – «Двери открываются» -

Скажет жизнь спокойно и торжественно

И откроет дверь небытия.


*****

ПРИТЧА


Отсюда жизнь – и смерть – всё видно, всё открыто…

Вон там – мои следы, и рядом с ними – чьи-то,

Спросил я - «Чьи?» - и Ангел рёк: «Я шёл с тобой».

«А там, где я ослаб, где было больно, стыдно –

Ты покидал меня? Вторых следов не видно».

«А там я нёс тебя», - ответил Ангел мой.


*****

Голубка белая пила из грязной лужи.

Не говори, что грязь ей крылья осквернит:

Она хотела пить… Так правильно, так нужно,

Пусть жажду утолит и в небо улетит.
Где черпать знание – для ищущих неважно,

Крупицы истины жизнь дарит каждый миг.

И чистая душа, измученная жаждой,

Из грязной лужи пьёт и видит в ней родник.


*****

Мечите бисер! В мутном море современности

Свиней, бывает, от людей не отличить.

Но ценности нигде не потеряют ценности,

Для всех творят их те, кому дано творить.
Зовите всех с собой за вечными святынями,

Мир всем открыт, неважно – ценят ли его.

Мечите бисер – пред людьми ли, перед свиньями –

Творите истину, неважно, для кого.


*****

Они надвигались – всё ближе, плотнее,

И молча давили большими щитами,

Плясала – в их страшном кольце – Саломея,

Плясало на стенах кровавое пламя…
Всё ближе, всё ближе… Молчат, отвернувшись,

Три шага… два шага… Секунда осталась,

Сомкнулось железо… И вдруг, задохнувшись,

Последним движеньем она – засмеялась…


И дрогнуло небо от этого смеха,

От дерзкого смеха, что смолк под щитами…

Плясало по сводам визгливое эхо,

Плясало по стенам кровавое пламя…


*****

Неважно всё это – неважно… Всё пройдёт,

И время ласково обнимет наши тени,

И новый день сияньем солнечным зальёт

Всю грязь отчаяний, раздоров и сомнений…
Они ничтожны… В беспредельности своей

Едина жизнь, хотя значений в ней так много:

Один ползёт по ней, другой летит над ней –

Но не меняется от этого дорога.


Есть лишь одно: что мы вступили в этот мир,

Что родились, что воплотились, что однажды

Жизнь пригласила нас на свой весёлый пир,

Где нет непрошенных и принят будет каждый…


*****

Сбегаю в сны, сбегаю в сны, сбегаю в сны

От мыслей собственных, от собственных тревог.

Из дальней синевы, из тёплой тишины

Летит стремительный сверкающий поток…
Приходят сны и, наклоняясь надо мной,

О чём-то весело и ласково поют,

Невыразимый, неизведанный покой

Из чаш невидимых потоком сладким льют…


Чуть слышно шамкает беззубая тоска,

Свернувшись темнотой в захламленном углу.

Она уже смешна, она совсем жалка,

Она уходит в рассветающую мглу…


Я впитываю жизнь, я впитываю свет,

Гул летних улиц, шелест клёнов, шум воды –

Счастливый сон одной из крошечных планет

Во тьме, у ночника мерцающей звезды…


*****

На восходе у большого моста

Тихо плещет, грустно шепчет вода:

Тем, кто хочет света – светит мечта…

Не прощайтесь навсегда – никогда…
Набегает за волною волна,

Налетает за бедою беда…

Отзвучат и замолчат имена,

Не остаться никому – навсегда…


Мы рождаемся единственный раз,

Жизнь – одна, для всей вселенной одна…

Смертны мы, но в ней бесчисленность нас,

И поэтому бессмертна она.


Отзвенят колокола… Суета

Серой тенью убежит в никуда…

На восходе у большого моста

Тихо плещет, грустно шепчет вода…


*****

Уходить не надо с горькими словами.

Вдруг дала судьба последнее свиданье –

И останутся навеки между нами

Те слова, что прозвучали на прощанье?..
Не вернуть уже промчавшегося мига,

Не сказать уже несказанного слова –

И останется нелепая обида

В уходящей бесконечности былого…


Не найти следа в пространстве безответном –

Жизнь не примет запоздалых исправлений.

И в минуту гнева – помните об этом –

Ведь любая встреча может быть последней…


Ведь потом, неумолимо, неизменно,

Нерушимо, навсегда, как завещанье,

Остаются на Земле и во Вселенной

Те слова, что прозвучали на прощанье…


*****

НА МИГ
1


Повсюду слыша смерти тихий зов,
Привыкнув к страху - больше не боимся мы.
Мы каждый день выходим из домов
И каждый день не знаем: возвратимся ли?

Смелей, пока не тронула беда,


Порадуйтесь, что солнце вновь встречаете...
Не говорите слова "навсегда",
Пока его значения не знаете...
2
Не прощайтесь навек. Никогда не прощайтесь навек!
Вы ведь сами зовёте беду.
Ухожу - ненадолго! Стремителен времени бег,
Не тревожься, я скоро приду...

Даже зная, что больше уже никогда не придёшь,


Пощади тех, что любят и ждут...
"До свиданья" - скажи, сам поверь в эту светлую ложь,
В ложь последних счастливых минут...

Мы не знаем, что будет, но путь наш надеждой велик -


Через хаос борьбы и вражды.
Не прощайтесь навеки... Всегда уходите - на миг,
Может, это спасёт от беды...

*****


Растворяюсь в вечереющем небе.

Тают тучи, в свет дорогу расчистив…

Крючковатые, когтистые ветви

Держат сморщенные трупики листьев…


Вянет солнце, опускаясь на крыши,

Вянет солнце – больше нечем согреться,

Мир колотится всё реже, всё тише

В замирающем дрожании сердца…


Прерывается и гаснет дыханье,

Жизнь ещё в свою конечность не верит,

Просит счастья – так, прося подаянья,

Нищий ждёт у заколоченной двери…


*****

«Первый снег»

Скоро будет зима… И снежинками белыми-белыми

Запорошит полнеба, на крышах появится проседь…

Жизнь несёт нас над бездной, ступая шажками несмелыми;

Нас ничто не удержит, когда ей захочется бросить…


Примиряющим «завтра» легко успокаивать нервы,

Как младенец к груди, дух к надежде живительной тянется…

Выпал вечером снег – тёплый снег, неуверенный, первый,

До утра он растает, и даже следа не останется.


В этом белом безмолвном потоке летящих и тающих –

Тоже, может быть, тысячи верящих, ждущих, мечтающих,

Их века – мириадами душ в темноту улетают…

На окно, засыпая в кроватке, ребёнок покажет:

«Мама! Снег! Выпал снег!» - и с улыбкою мать ему скажет:

«Спи, сынок. Первый снег до утра непременно растает».


*****

А снег падал хлопьями. Снег падал хлопьями,

Мокрыми, тёплыми, словно бесплотными.
Небо вечернее снегом заплакано.

Счастье моё где-то в терниях спрятано.


Тучи, лежащие серыми плитами,

Перья жар-птицы над миром рассыпали.


Дремлет в просветах осеннее солнышко,

Тихо слетает за пёрышком пёрышко.


Гаснут и тают в ладонях протянутых

Лёгкие искорки душ непомянутых.


Души людские… Живёте, мечтаете,

Быстро устанете, тихо увянете.


Сумраком тихо растаете. Станете

Вечной надеждой и вечною памятью.


*****

Летом было иначе… под хохот детей

Карусель проносилась сверкающим бегом –

Дети выросли… тьма новогодних ночей

Замела их игрушки серебряным снегом…
В злую полночь, когда запевает метель

И немые сугробы поднимет, завьюжит,

Начинает неспешный разбег карусель

И хохочущих призраков медленно кружит.


Мы в едином кругу, но за тысячи лет

Не столкнуться двум точкам единого круга…

Это я, это я, я кричу тебе вслед,

Это мы в темноте потеряли друг друга…


Будет утро и будничных снов хоровод,

Пьяный звон куполов и безумие чуда…

И замрёт карусель, наша память заснёт,

Только снег будет падать и падать оттуда…


*****

Снега, снега – какая радость – снега, снега…

В снегах огни, в снегах дороги, в снегах дома,

В снегах мерцающих купаясь, светлеет тьма,

Ведь как младенческая совесть, чиста зима…
Снега, снега – до горизонта – снега, снега…

И грязь рассеялась и серость и мгла ушла,

Путём единым – снег – оттуда, а мы – туда,

И как младенческая совесть, зима бела;


Следы кровавые покроют снега, снега,

Провалы спрячут и сровняют снега, снега,

Творится зло, но жизнь скрывает творенья зла –

И как младенческая совесть, опять бела…


скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Коснись мгновения 36 Глава 4
488.56kb.
Роберта Орнштейиа Глава Проснитесь в своих снах! Глава Истоки и история осознанного сновидения Глава Новый мир осознанных сновидений Глава исследование
3151.7kb.
Материалистическая диалектика
4035.12kb.
I. Модель вариантов Глава II. Маятники Глава III. Волна удачи
194.06kb.
Гордеев Юрий Александрович ульяновск 2010. Глава I общие сведения Глава 2 1 примерная программа
2396.41kb.
1. в ранее действовавшей российской Конституции Президент был охарактеризован как высшее долж¬ностное лицо и глава исполнительной власти. Теперь он-глава государства. Эта формула более точна
491.87kb.
2 Глава Гражданско-правовое законодательство Германии как основа регламентирования защиты владения 4 Глава Общественно-правовая сущность принципа владения в Германском Гражданском уложении 16 Глава Посессорный процесс в системе защиты
355.03kb.
Закон республики армения о географических названиях принят 23. 11. 1999 глава общие положения глава компетенция органов государственного управления в области географических названий
85.06kb.
Это мгновения, промежутки
684.16kb.
Станислав Ф. Ростоцкий фраза, вырезанная редактором при публикации статьи "Мы не все вернемся из полета"
228.9kb.
Первая глава
238.87kb.
Извлечение глава XV. Воздушные перевозки
272.95kb.