vmest.ru страница 1
скачать файл

Подполковник запаса

ВИЛОР Александр Михайлович:

Мы находимся накануне замечательной даты - 9 Мая. Советский народ и его Вооруженные Силы, все про­грессивное человечество будут широко отмечать 20-ю годовщину со дня победы над фашисткой Германией. Как вам известно, победа над фашисткой Германией это всемирно-историческое событие, определившее дальней­шие судьбы народов нашей страны и многих стран мира.

Идя навстречу Дню Победы советские люди с волне­нием и гордостью вспоминают суровые годы Великой Отечественной войны и отдают должное воинам армии и флота, обеспечивавшим победу над сильным, жесто­ким врагом, собравшимся насадить в нашей стране сред­невековые порядки, рабство, дикость и нищету.

Наша научная конференция посвящается одной из славных страниц Великой Отечественной войны - ге­роической обороне Севастополя 1941-1945 гг. Для меня это вдвойне приятно, как участнику этой обороны. Я думаю, что для вас это также должно быть приятным, ибо героическая оборона Севастополя есть одна из са­мых ярких и славных страниц истории Черноморского Флота, на котором проходит ваша служба.

В период обороны Севастополя я проходил службу в Должности политрука лабораторной роты, затем с И но­ября 1941 года - военного комиссара артбоесклада и во­енного гарнизона Сухарной балки.

Как же сложилась боевая обстановка для объекта, в

котором сейчас проходит ваша служба. Впервые дни вой-

на началось рассредоточение боеприпасов в соответ-

ствии с мобилизационным планом штаба флота. Боль-

шее количество боеприпасов было вывезено в Инкер-

45

(



ВИЛОР

Александр Михайлович



манские штольни, не­сколько меньше было вывезено на старые, не­действующие батареи, на 20 батарею на Север­ной стороне, 24 батарею в районе Стрелецкой бухты, 10 и 11 батареи в Мартыновой бухте. Ос­новная же масса боепри­пасов продолжала оста­ваться в Сухарной балке. 30 октября 1941 года началась оборона Сева­стополя. Корабли и важ­ные объекты флота под­вергались ударом вра­жеской авиации. 6 нояб­ря враг произвел масси­рованный авиационный налет на Сухарную бал­ку. В результате налета была разрушена мастерская, по­гибло два офицера - капитан Мидриченко и прикоман­дированный военный техник 2 ранга Морозов из Та­ганрога, 11 матросов лабораторной роты, много воль­нонаемных рабочих. Много было раненых.

В соответствии с решением Командующего флотом вице-адмирала Октябрьского о перебазировании основ­ных сил флота в порты Кавказа, 11 ноября часть лично­го состава, боеприпасов и уцелевшего оборудования ма­стерских нашего объекта были погружены на транспорт и отправлено на Кавказ.

На объекте Сухарной балки остался следующий со­став. Офицеров было 9, в том числе начальник объекта капитан Федосеев Николай Константинович, военный комиссар, младший политрук, политрук, начальник от­деления в Инкермане техник-лейтенант Саенко Проко-фий Павлович, начальник отделения на 24, 10 и 11 ба-

46

тареях техник-лейтенант Старина Терентий Иосипович, пиротехник техник-лейтенант Виноградов Василий, пи­ротехник техник-лейтенант Проценко Алексей Павло­вич, начальник штаба ПВО объекта капитан Титов Ге­оргий Яковлевич, командир лабораторной роты лейте­нант Подоляк Валентин Александрович, начальник по­жарной команды техник-лейтенант Полей Алексей Ива­нович. Кроме того, на объекте постоянно находились уполномоченные особого отдела ЧФ в Сухарной балке - политрук Егоров Николай Владимирович, а в Инкер­мане - старший политрук Зудин.



Старшин было около 15, краснофлотцев и красноар­мейцев около 100, вольнонаемных около 30.

Таким образом, всего личного состава с вольнонаем­ными работниками было около 154 человека. Распреде­лены они были примерно так: Сухарная балка - около 114 человек, Инкерманские штольни - около 25, на 20, 24, 10, 11 батареях - около 15 человек.

В период обороны Севастополя личный состав объек­та проделал большую работу по обеспечению кораблей и частей боеприпасами. Основной склад и его отделе­ния работали круглосуточно, во время усиленного об­стрела и бомбежки противником основная работа про­ходила ночью.

Работа проходила четко и бесперебойно.

Распоряжения по обеспечению боеприпасами посту­пали не только от артотдела, но и от Командующего бе­реговой обороны генерал-майора Моргунова.

Обеспечение боеприпасами шло не только за счет того, что имелось на складе, но и за счет поступления боеприпасов с Кавказа. Личный состав проделал большую работу по при­емке боеприпасов с Кавказа и доставке его к месту назначе­ния. Эта работа в основном осуществлялась под руководством товарища Проценко. В начале мая 1942 года Сухарную балку посетил член Военного Совета дивизионный комиссар Аза­ров, он дал высокую оценку деятельности склада. Затем ори­ентировал нас на наступление наших войск на Керченском полуострове и приказал разминировать штольни.



47
Командованию артбоесклада, кроме выполнения ос­новной задачи - обеспечения кораблей и частей боеп­рипасами - приходилось много уделять внимания гар­низонной службе, охране и обороне объекта.

В декабре месяце, когда сложилась тяжелая обстанов­ка на фронте, в районе Мекензиевых гор, решением Во­енного Совета в Сухарной балке был учрежден военный гарнизон, начальником гарнизона был назначен капи­тан Федосеев, а комиссаром - я.

В районе Сухарной балки находились кроме нас раз­ные подразделения и части: минный склад и минная партия (комиссар склада батальонный комиссар Бели­ков), неполная рабочая рота, полевой госпиталь, эвако­госпиталь, филиалы артбоесклада Приморской армии. Обстановка требовала строгого порядка на террито­рии гарнизона. Взвод лабораторной роты артбоескла­да под командованием старшины 2 статьи Чугунова за­нял позиции у Северных ворот - нижних и верхних. Взвод лабораторной роты артбоесклада под командо­ванием глав, старшины Постоенко - у стены штольни № 1 до главного корпуса городка Голландия.

Между взводами Постоенко и Чугунова - неполный состав рабочей роты во главе с политруком Медведе­вым. Минная партия заняла позицию в верхней части Маячной балки. Штольни Инкермана охранялась соста­вом пожарной команды, казематы 24 батареи - имев­шимся там составом.

Такая система обороны Сухарной балки оставалась и до третьего наступления немцев, только вместо рабо­чей роты был неполный взвод под командованием сер­жанта, а личный состав лабораторной роты из Голлан­дии полностью перебазировался в Сухарную балку.

На вооружении у нас были обычные и десятизаряд-ные винтовки (свыше 100), 10 автоматов, 2 ручных пу­лемета, гранаты противотанковые и противопехотные, противотанковые ружья.

От нас требовалось внимание к полевому госпиталю. В декабре через этот госпиталь проходила масса ране-

48

ных. Из числа сопровождающих приходилось возвра­щать на фронт. Требовал к себе внимания и эвакогос­питаль (штольня № 9 и штольня минеров).

На территории Сухарной балки, как я говорил, рас­полагался филиал артбоесклада Приморской армии с личным составом в 15 человек, во главе с капитаном Бо­рисовым. Склад обеспечивал Северную группу. Этому складу также уделялось внимание.

В период декабрьского наступления немцев на теле­фонной был задержан диверсант, который направлял­ся в Сухарную балку. Была повышена бдительность.

В декабре в бой с вражескими автоматчиками всту­пила рабочая рота, она имела значительные потери, в бою погиб политрук Медведев.

Тяжелая обстановка для гарнизона Сухарной балки сложилась в период третьего наступления немецко-фаши­стских войск, особенно во второй половине июня месяца.

В первых числах июня я получил записку от военно­го комиссара Тыла полкового комиссара Рябочина Гав­рила Игнатьевича, в которой говорилось о том, что член Военного Совета недоволен нашей связью с фронтовы­ми частями и что он требует установить надежную и постоянную связь с фронтом.

Мы установили надежную и постоянную связь с опе­ративной группой штаба Приморской Армии, распо­ложенной в железнодорожном в туннеле с выходом на станцию Мекензиевы горы. Связь обеспечивали стар­шина 2 статьи Крючков, матросы Скобленко и Жуков.

8, 9, 10, 11, 15 и 16 июня личному составу Северных ворот с участием командования артбоесклада пришлось отбросить прорыв немецких танков. В первом сраже­нии с танками погиб командир взвода старшина 2 ста­тьи Чугунов. Во втором отражении танков был конту­жен начальник артбоесклада Федосеев. В третьем от­ражении танков пришли на помощь матросы «Абхазии» во главе с комиссаром. Федосеев заболел и на этот раз не присутствовал. 16 июня доложил комиссару тыла о сложности обстановки, о болезни Федосеева и что штоль-

49


ни остаются разминированные в результате выполне­ния приказания Азарова. В соответствии с принятыми мерами Военным Советом и Командованием Тыла 17 июня прибыла группа подрывников с соответствующи­ми материалами, а 18 июня ночью прибыли зам. началь­ника артотдела полковник Донец Емельян Петрович и работник политотдела батальонный комиссар Карасев Василий Андреевич.

С 16 по 18 июня на территории Сухарной балки ве­лись бои с отдельными группами вражеских автомат­чиков. В это время был ранен капитан Титов.



  1. июня днем приходил писатель Евгений Петров со стороны Голландии к причалу управления.

  2. июня днем подразделение с подполковником было возвращено (школа сержантского состава) в Голлан­дию, а ночью эвакуировали телефонистку в Голландию с двумя матросами.

С 18 по 20 июня шли бои с подразделением врага (взвод, рота), особенно со стороны Голландии. Во вре­мя боя с большой группой румын был контужен глав-старшина Постоенко.

  1. июня - эвакуация последней машины с ранеными и документами.

  2. июня ночью на 2 катерах-охотниках прибыло под­разделение матросов (около взвода) из ОВР во главе с лейтенантом Лаврентьевым, выделенных командиром ОВРА контр-адмиралом Фадеевым по приказанию Ко­мандующего СОР.

Лейтенант Лаврентьев рассказал обстановку и вывел подразделение на местность в районе гаража.

С 21 по 25 шли бои с частями врага и танками.

С 21 по 22 шли бои от Северных ворот до колонки воды, за каждое строение и у стены Голландии.

С 21 по 24 шли бои за управление склада и у стены Голландии.

Обстановка на 25 июня. Враг приблизился к штоль­ням с обеих сторон. Беспрерывное сбрасывание огнен­ных фугасов и гранат сверху. Боеприпасы у нас заканчи-

50

вались, продукты питания отсутствовали, не было пресной воды. После свя­зи с Командованием полу­чили разрешение на взрыв штольни. Связь поддер­живали краснофлотцы: Осипов, старшина 2 ста­тьи Крючков, краснофло­тец Жуков. Осипов погиб при третьем заплыве. На­кануне погиб главстар-шина Холоша, ходивший на катере на связь с ко­мандованием.



25 июня ранним утром бои развернулись со сто­роны Голландии, я был с

МатрОСаМИ, ЗаЩИЩаВШИ- Владимир ЧУ ГУ НОВ

ми штольни. Донец, Федо­сеев, Егоров, Карасев и Виноградов с командой подрыв­ников завершили подготовку штолен к взрыву ночью.

Подоляк находился с группой матросов у одиннад­цатой штольни. В 10.00 Подоляк прибежал ко мне (те­лефонная связь отсутствовала) и доложил, что немцы вот-вот ворвутся в одиннадцатую штольню. Обсудив положение с остальными офицерами, приняли решение, что к одиннадцатой штольне отправляюсь я, а Подоляк остается с группой матросов. Со мной изъявил желание отправиться полковник Донец. Остальные офицеры форсировали минирование остальных штолен.

Когда я прибежал к одиннадцатой штольне, то увидел напряженную боевую обстановку. Главстаршина Соболев, комендант Сухарной балки, забрасывал наседавшего врага противотанковыми гранатами у самых ворот штольни. С ним были еще двое: председатель местного комитета проф­союза коммунист Гавриленко и краснофлотец Рожков, ко­торые также бросали гранаты в врага. Спустя несколько

51

t

минут был смертельно ранен Соболев, который мне пере­дал партийный и комсомольский билеты со словами: «То­варищ комиссар, я свой долг выполнил, а партийный би­лет должен принадлежать партии».

Немедленно мобилизую двух солдат, находившихся в тамбуре, на бросание гранат. Дано указание прятать­ся в маленькой штольне и выскакивать для бросания гра­нат только тогда, когда будет автоматная очередь. Сам слежу за воротами. Когда у ворот появляются немцы, даю



Подвиг В. Чугунова (Художник К. Косов, 1970г.) 52

очередь по ним, а в это время все трое бросают гранаты. Так длилось около часа, затем погибает Рожков. Вместо него подсылаю матроса из команды ОВРа, и продолжа­ется та же картина. У ворот и за воротами все усеяно трупами немцев, но враг бросается в атаку и стремится прорваться к штольням. А мы отбрасываем врага.

У нас была такая обстановка: я находился под козырь­ком одиннадцатой штольни, рядом со мной был шофер с легковой машиной, краснофлотец, он подавал мне за­ряженные диски для автомата и носил гранаты троим бойцам в маленькую штольню. Полковник Донец руко­водил зарядкой дисков и выдачей гранат.

Примерно в 13.00 появился рабочий катер, который дрейфовал вдоль берега, в нем оказались немцы.

Ожесточенные бои у ворот к штольням длились весь день. Нас очень выручили противотанковые гранаты, без них мы бы не сдержали врага. Со стороны Голландии слышна была небольшая перестрелка, но к концу дня при заходе солнца к штольне № 1 прорвалась огромная ла­вина немецко-фашистских войск, нависла реальная уг­роза захвата штолен. Но этого не произошло: краснофло­тец Чикаренко, зав. хранилищем № 1, жертвуя своей жизнью, мгновенно взорвал штольню, которая была под­готовлена к взрыву в час ночи, и уничтожил вражеских солдат и офицеров численностью свыше 200. Прорыв немцев и взрыв мы почти все видели. Федосеев, Кара-сев, Егоров и Виноградов находились около штольни № 5, Подоляк с группой бойцов у штольни №3, в штольне № 2 находились бойцы и рабочие. За 15 минут до взры­ва краснофлотец Чикаренко забегал в штольню № 2 и обращался к бойцам и рабочим со словами: «Братцы, ухо­дите из штольни подальше! Я им, гадам, покажу!»

Такое настроение Чикаренко объясняется сложнос­тью обстановкой и ненавистью к врагу. Мне оно очень понятно, так как сам пережил эту обстановку.

Героический подвиг краснофлотца Чикаренко дал возможность выполнить решение Командования о взрыве штолен.

53





После взрыва штольни № 1 все офицеры собрались в штольне № 11. Был оформлен приказ о взрыве што­лен, начиная с часу ночи, через каждые 30 минут, взры­ву подлежало 7 штолен.

Было принято решение об эвакуации личного соста­ва вплавь. Форсирование бухты дело было весьма сложным. Из отважившихся пойти вплавь остались в живых немногие. Кто не мог плавать должен был ожи­дать плавсредства.

Когда переплыли на противоположный берег, орга­низовали там наблюдение за Сухарной балкой.


  1. июня немцы, напуганные взрывами, не подходи­ли к штольням.

  2. июня во второй половине наблюдалось движение немцев и их танков. По решению Командующего СОР по Сухарной балке открыли артиллерийский огонь и посланы штурмовые самолеты.

К вечеру все затихло. С наступлением темноты при­плыл матрос ОВРа, доложил обстановку и о гибели Федосеева.

В боях за Сухарную балку отличились: краснофло­тец Чикаренко, главстаршина Соболев, старшина 2 ста­тьи Чеугунов, Холоша, краснофлотцы Степаненко, Осипов, Сметанюк, Жуков, Иноземцев, Гук, Якоблен-ко, Журбий, Мамонтов, Бойков, Кондратьев, и другие.

27 июня я отправился с пятью матросами к Саенко. Добрался с двумя матросами. Убедился, что у Саенко все готово к взрыву, дал указание взрывать штольни в са­мый последний критический момент и принять меры для освобождения штолен от людей. Сказал ему, что на взрыв есть решение Военного Совета и указание Командова­ния Тыла. От Саенко убыл к Командованию Тыла на ул. Ленина. Доложил о положении дел у Саенко. Полковой комиссар Рябогин дал указание оставшихся матросов (около 10) отправить в экипаж, вооружив в комендантс­кой города. Мне было разрешено эвакуироваться.

Ответственность за 24, 11, 10 батареи возлагались на полковника Мальханова и Старину.

Рано утром с 29 на 30 июня Саенко взорвал штоль­ни в тот момент, когда по дороге двигалась команда немецких танков. Обстановка была сложная, враг 29 июня форсировал Северную бухту и высадился на Ко­рабельную сторону. 30 июня он наступал на город.


Подвиг А. Чикаренко (Художник А. Лужных, 1970 г.)


Ночью с 30 июня на 1 июля с 24 батареи с группой офицеров я отправился в бухту Казачью, а затем на 35 батарею. С 35 батареи на катере-охотнике № 95 убыли


54

55

i








на Кавказ, в Ту­апсе. В числе убывших, офице­ров были баталь­онный комиссар Карасев, Саенко, Проценко, врач Николаева.

Памятник А. Чикаренко

В результате проверки после­дних дней на Су­харной балке уста­новлено, что Федо­сеев погиб от взры­ва снаряда под ко­зырьком штольни №11. Погибли пол­ковник Донец и техник-лейтенант Виноградов в там­буре штольни. По-доляк погиб в бух­те. Из военнослужащих попали в плен тяжело раненый главстаршина Соболев, матросы Коломиец, Евтушенко, тяжело контуженный Шрам, Буланный.

По личному составу штолен Инкермана, я думаю, до­ложит товарищ Саенко, а по личному составу 24, И и 10 доложит товарищ Старина.

ВЫВОДЫ:


  1. В условиях тяжелой обороны Севастополя 1941-1942 г.г. артбоесклад с возложенными задачами справился ус­пешно. Командованием была дана высокая оценка дея­тельности склада, и многие были награждены.

  2. Успешная деятельность артбоесклада объясняется большой воспитательной работой с личным составом, которая велась как накануне войны, так и в ходе войны. Передовая роль коммунистов и комсомольцев сыграла

решающую роль при выполнении задач, стоявших пе­ред артбоескладом.

3. Личный состав артбоесклада в тяжелой схватке с врагом проявил мужество и героизм, уничтожил сотни вражеских солдат и офицеров (около 600) покрыл себя неувядаемой славой. Лучшей памятью погибшим това­рищам (их около 100) должен быть общий памятник. Оставшихся в живых надо наградить.

Погибло 13 офицеров: полковник Донец, майор Фе­досеев, капитан Мудриченко, старший политрук Его­ров, политрук Медведев, батальонный комиссар Бели­ков, политрук Мелихов, техник-лейтенант Виноградов, младший лейтенант Подоляк, лейтенант Лаврентьев, офицер из Таганрога, капитан Приморской армии Бо­рисов.

Наши действия в Сухарной балке и в Инкермане, мне кажется, внесли определенный вклад в исход последних дней обороны Севастополя.






Место гибели А. Чикаренко


Мы задержали форсирование немцами Северной бухты и сорвали прорыв танков на город, которые 30


56

57


июня могли проскочить и за пределы города, в сторону Херсонесского тыла.
скачать файл



Смотрите также:
Мы находимся накануне замечательной даты 9 Мая. Советский народ и его Вооруженные Силы, все про­грессивное человечество будут широко отмечать 20-ю годовщину со дня победы над фашисткой Германией
128.79kb.
69 лет тому назад закончилась Великая Отечественная война. С каждым годом время все дальше и дальше отодвигает нас от дня 9 мая 1945 года Дня Победы русского народа в Великой Отечественной войне
9.39kb.
1418 суток отделяли 9 мая 1945 года от 22июня 1941 года. 1418дней борьбы за Победу, ожидание Победы, неугасимой веры в то, что она наступит. В ожесточенных битвах, истекая кровью и погибая, добывал её солдат
45.31kb.
«Советская разведка до войны и в войну»
514.74kb.
Решение 11 мая 2011 г г. Луганск №4/1 Об отношении депутатов Луганского областного совета к событиям
33.44kb.
Вооруженные силы Русского Государства в XV-XVII вв
399.56kb.
В 2013 году наша страна будет отмечать 72-летие начала Великой Отечественной войны. Это начало великой трагедии, когда была разделена наша история на две части до и после
49.16kb.
Мы живем в непростое время. Войны, теракты, этни­ческие конфликты тревожат не только россиян, но и все человечество
232.6kb.
Рига Стокгольм Вильнюс (4 дня) Даты выезда: 30. 12. 13
35.66kb.
Война вьетнамского народа против американских империалистов
289.99kb.
Основы Конструкции Куполов Загрузка Купола
299.48kb.
Красноярские буддисты отметят День Победы 24-часовой «Медитацией Мира» в рамках общероссийской буддийской акции
12.76kb.