vmest.ru страница 1страница 2 ... страница 7страница 8
скачать файл



Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Российский государственный

профессионально-педагогический университет»

Уральское отделение Российской академии образования

Академия профессионального образования

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ

НАСЛЕДИЕ ПРОШЛОГО В СОВРЕМЕННОЙ

СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Материалы

IV Всероссийских Макаренковских студенческих

педагогических чтений

Екатеринбург, 22 марта 2007 г.

Екатеринбург

2007

УДК 37.013.42(082)

ББК Ч 466я431

П 86
Психолого-педагогическое наследие прошлого в работе современного социального педагога: Материалы IV Всероссийских Макаренковских студ. педагогических чтений, Екатеринбург, 22 марта 2007 г. Екатеринбург: Изд-во Рос. гос. проф.-пед. ун-та, 2007. 166 с.


В настоящем сборнике представлены материалы IV Всероссийских Макаренковских студенческих педагогических чтений Социального института, посвященные 120-й годовщине со дня рождения А.С. Макаренко. Они включают в себя работы студентов, аспирантов и преподавателей педагогических вузов различных регионов России по проблемам беспризорности и безнадзорности. В представленных статьях и тезисах анализируются причины этих социальных явлений, рассматриваются меры их профилактики.

Данные материалы могут быть использованы в курсе преподавания «Социальной педагогики», «Истории социальной педагогики», других дисциплин при подготовке студентов Социального института к профессиональной деятельности.


Редакционная коллегия:

кандидат педагогических наук, доцент Н.Г. Санникова (отв. ред.);

кандидат философских наук, доцент Н.М. Борщева;

кандидат педагогических наук, доцент Н.П. Сулимова

 Российский государственный

профессионально-педагогический

университет, 2007



Предисловие
Считается, что беспризорность и безнадзорность как социальные явления существовали во все времена и эпохи, что они являются неотъемлемыми элементами жизни человеческого общества. И это действительно так. Однако эти элементы входят в число самых ярких показателей неблагополучия человеческих отношений, общественного развития в целом и конкретных социальных ситуаций, в которых приходится жить нам и нашим детям.

Специалисты выделяют социально-экономические; социально-пси- хологические и психологические причины возникновения безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних. Социальные причины всегда превалируют, поэтому безнадзорность и беспризорность – прежде всего социальные явления. Если эти причины соотнести с конкретной жизнью, то окажется, что за ними всегда стоят люди, взрослые, разумные, планирующие и организующие, создающие или разрушающие. В книге «Дети боль- шой беды» С.Д. Гладыш сказала об этом так: «Во все времена по счетам взрослых всегда платили дети. Когда меньше, когда больше, но всегда – сполна. И нет тому свидетельств откровенней и беспощадней, чем Россия начала двадцатого столетия». «События семнадцатого года и гражданская война выплеснули в море скитальчества миллионы детей. Свирепые эпидемии, перекатываясь по лицу ослабевшей страны, обеспечили весомую долю сиротства»1.

Сегодня в России нет гражданской войны, нет эпидемий, а беспризорность и безнадзорность не только не исчезли, но набирают новые обороты. В средствах массовой информации снова идет речь о миллионах беспризорных, безнадзорных и социальных сирот, лишенных семьи при живых родителях.

С.Д. Гладыш в своей книге называет беспризорность «голгофой детей». Звучит страшно, но справедливо, потому что дети, брошенные на произвол улицы, чаще всего становятся людьми с искалеченными судьбами. Безнадзорные и беспризорные дети имеют сложный социальный, медицинский и психологический статус. Условия, в которых они живут, тормозят их социальное, физическое и умственное развитие. Проживание вне семьи или интернатных учреждений, в подвальных и чердачных помещениях, в антисанитарных условиях, без медицинской помощи и регулярного питания подрывает состояние здоровья детей, ведет к их социальной дезадаптации. В социальные приюты дети поступают в состоянии истощения, с серьезными заболеваниями. Так, нарушения психики отмечаются у 70% беспризорных детей, почти 15% имеют опыт употребления наркотиков и психотропных веществ, они наиболее уязвимы с точки зрения заболевания ВИЧ-инфекцией. Социальное и психическое развитие беспризорных детей деформировано. Для них характерна низкая степень социальной нормативности, искаженность ценностных ориентаций, мотивов поведения, низкий уровень знаний. Большинство начинают учиться читать и писать, только попав в социально-реабилитационные учреждения. Нередко выявляется задержка умственного развития, нарушение половой идентификации. В этом источник склонности к наркотизации и формирования криминогенного поведения, которое нередко делает их частью преступного мира.

Среди бродяжничающих, беспризорных подростков в зависимости от срока их пребывания в уличной среде выделяют три уровня 2.

К первому уровню относят подростков, которые пробыли на улице меньше месяца. Они еще не успели адаптироваться в этом мире, не утратили надежду на возвращение в свою семью и пытаются зарабатывать на жизнь – попрошайничают, собирают бутылки, иногда приворовывают.

Ко второму уровню относят подростков, которые пробыли на улице более месяца. Иногда до года. Как правило, они подверглись дополнительному риску жестокого обращения и насилия уже после побега из дома или детского учреждения. Такие подростки уже приобрели опыт употребления алкоголя, токсических средств, нередко и сексуальных связей. Спектр асоциального поведения их значительно расширен по сравнению с детьми первого уровня. Попрошайничеству они предпочитают воровство.

К третьему уровню относят подростков, покинувших дом более года назад. Такие подростки уже приобрели криминальный опыт, их нередко вовлекают в свою деятельность разного рода преступники. Переход подростка в эту группу увеличивает риск его социально-психологической деформации и уменьшает шансы попасть в социально-реабилитационное учреждение. В сегодняшних условиях эта группа имеет тенденцию к увеличению. И это вызывает огромную тревогу, потому что миллионы будущих граждан нашего отечества остаются за бортом нормальной жизни.

Таким образом, социальная проблема беспризорности и безнадзорности становится социально-педагогической. Ее решение требует активного участия социальных работников и социальных педагогов, миссией которых является конкретная помощь обездоленным детям. С позиций простого обывателя, эти дети воспринимаются чаще всего как закоренелые правонарушители, не поддающиеся воспитанию, почти преступники. А они просто лишены нормального детства. А.С. Макаренко говорил об этих несчастных так: «Никаких особых “правонарушителей” нет, а есть люди, попавшие в бедственное положение. Я очень ясно понимал, что если бы в детстве попал в такое положение, я тоже был бы таким, как они! И всякий нормальный ребенок, оказавшийся на улице без помощи, без общества, без коллектива, без друзей, без опыта, с истрепанными нервами, без перспективы, – каждый нормальный ребенок будет вести себя так, как они» 3.

По мнению А.С. Макаренко, беспризорники – это дети, нуждающиеся прежде всего в помощи. Активная и целенаправленная педагогика быстро превращает их в нормальных членов детского сообщества. Человек плох только потому, что он находился в плохой социальной структуре, в плохих условиях. Макаренко рассказывает в своих произведениях о многочисленных случаях, когда тяжелейшие мальчики, которых выгоняли из всех школ, считали дезорганизаторами, поставленные в условия нормального педагогического общества, буквально на другой день становились очень хорошими, очень талантливыми, способными идти вперед. И наоборот, «самые первосортные мальчики в рыхлых организационных формах коллектива очень легко превращаются в диких зверенышей»4.

С решением проблемы беспризорности и безнадзорности связаны имена многих замечательных педагогов. Здесь нельзя не вспомнить Станислава Теофиловича Шацкого. «У детей нет детства, – говорил он о беспризорниках. – Тяжесть жизни вторглась в него и разрушила. Отсюда злоба, брань, кражи, азартные игры – все вплоть до пьянства и разврата»5. С.Т. Шацкий создал в Подмосковье детскую колонию «Бодрая жизнь» и добивался прекрасных воспитательных результатов. Вернуть детям детство – вот что было главным для педагога.

Педагог-психолог Виктор Николаевич Сорока-Росинский создал уникальный опыт работы с детьми, «не поддающимися воспитанию». Он считал, что педагог состоится лишь в том случае, если он обладает обширным познанием и особым отношением к тем, кого призван воспитывать.

Но чтобы состояться таким педагогом, нужно на практике, в жизни приобщиться к решению проблем беспризорности и безнадзорности. Это приобщение у социальных педагогов должно начинаться во время учебы в вузе, потому что именно социальный педагог в силу своего профессионального и человеческого предназначения призван стоять на защите детства, быть в первых рядах борцов за его права и интересы. Поэтому проблема беспризорности и безнадзорности стала предметом обсуждения IV Всероссийских Макаренковских студенческих педагогических чтений, организованных кафедрой педагогики и психологии Социального института РГППУ в этом году.

Материалы сборника отражают широкий спектр вопросов, которые были вынесены на обсуждение. Они касаются прошлого и настоящего, связаны с рассмотрением причин возникновения беспризорности и безнадзорности и с мерами по профилактике этих страшных явлений. В связи с данными аспектами материалы сборника объединены в три раздела, но сердцевиной его традиционно является теория и практика А.С. Макаренко, его бесценный опыт работы с бывшими беспризорниками.

Благодарим за участие в сборнике ученых, студентов и аспирантов Нижнего Новгорода – родины А.М. Горького, Москвы, Ростова-на-Дону, Екатеринбурга, студентов и преподавателей факультета социальной работы и социальной педагогики Социального института РГППУ*, четвертый год являющихся инициаторами и организаторами студенческих макаренковских педагогических чтений. Сердечную признательность выражаем нашим идейным вдохновителям в их проведении: российским макаренковедам Я.Н. Левину (Екатеринбург), А.А. Фролову (Н. Новгород), президенту Международной макаренковской ассоциации Т.Ф. Кораблевой, писательнице С.Д. Гладыш (Москва).

Н.Г. Санникова

Раздел 1
ДЕТСКАЯ БЕСПРИЗОРНОСТЬ И БЕЗНАДЗОРНОСТЬ

КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ


Т.Ф. Кораблева

Беспризорность и безнадзорность

как следствие либеральной идеологии
Такие социальные язвы как детская беспризорность, бомжи, терроризм и бандитизм не возникают на голом месте. Они обязательно связаны с политикой и идеологией, проповедуемой обществом. Так, обострившиеся в настоящее время проблемы беспризорности и безнадзорности в России во многом являются следствием развала Советского Союза, «деидеологизации» всех сфер нашей духовной жизни и отказа в 1990-е гг. от социального воспитания.

Хорошо известна общественная риторика тех лет: воспитание – функция семьи, главное дать человеку хорошее образование; социальное воспитание, отягощенное идеологией и политикой, не способно обеспечить свободу личности; коллективизм и дисциплина – пережитки прошлого.

Что же сегодня утвердилось взамен? Либеральная интеллигенция взамен прежней идеологии привнесла свою: свобода личности и ее права, но, увы, без обязанностей и почти любой ценой: принципиальный индивидуализм, одобрение любой частной собственности, даже криминальной по происхождению, отказ от социальной справедливости. Есть, несомненно, и разумные принципы в новой идеологии: креативность, профессионализм, работоспособность личности. Но и здесь наблюдаются парадоксы: целенаправленным воспитанием трудоспособного гражданина общество не занимается, не культивирует трудовую мораль, зато приветствует всякого рода успешность и прежде всего – финансовую. Получается, что эта успешность возможна и достижима без постоянного труда. Романтизируется успех, случай, фортуна, выигрыш, получение всего, сразу и без усилий. Этот тезис подтверждается индустрией казино, игровых автоматов, игровых шоу, типичными сюжетами современных фильмов.

По данным министра внутренних дел Российской Федерации Рашида Нургалиева от 1 июня 2005 года у нас в стране два миллиона безграмотных подростков, миллионы подвергаются различным формам насилия.

Нас накрыла 3-я волна беспризорности, как и после двух мировых войн ХХ в. Девяностые годы были конфликтными, но все же мировой войны не было. А беспризорных то ли три миллиона, то ли пять. Да и преступность как-то неестественно помолодела. По тем же данным Р. Нургалиева, ее средний возраст – 9 лет! Это значит, что ребенок начинает преступную жизнь уже в 6 лет. Правда, этот ребенок еще не знает своего счастья: он свободен. Воровать себе еду, и не ходить в школу он может совершенно спокойно – у таких же, как он свободных учителей в свободном обществе, нет обязанности обходить дома в микрорайоне школы и брать на учет всех подлежащих обучению. Если это еще не беспризорность, то уже точно безнадзорность. За лето 2005 г. было задержано 140 тысяч таких свободных подростков, 20 тысяч из них без дома и родителей.

Появление беспризорности как социального явления отличается от склонности к бродяжничеству и романтическим приключениям детей подросткового возраста. За эту социальную язву отвечать должны в первую очередь либерал-реформаторы 90-х годов с их идеологией свободы личности во что бы то ни стало.

Если Феликс Эдмундович начал борьбу с беспризорностью, а такие педагоги как А.С. Макаренко ее осуществили, то масштаб наших правозащитников куда скромнее: им удалось снести всего лишь памятник Дзержинскому, а беспризорность осталась.

Если после 1917г. страна массовой неграмотности под руководством народной политической элиты стала страной грамотных людей, то наша современная элита, получившая образование в лучших вузах СССР, в Гарварде и Кембридже, довела до прямой безграмотности миллионы детей, многие из которых в 15 – 16 лет не умеют читать и писать. Беспризорность 20 – 30-х гг. была платой за «преступный большевистский проект» в России, а нынешняя беспризорность – «естественная» плата за весьма относительную свободу большинства и вседозволенность избранных.

Беспризорность и отсутствие воспитательной политики верхи нашего общества заметили как проблему в 1999 г. Тогда были приняты такие важные документы как федеральная программа «Дети-сироты» (1999), закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (1999), «Концепция воспитания и образования» (2000).

Через три года – 14 января 2002 г. сам президент потребовал справиться с беспризорностью. Выделили деньги, к уже существовавшим фондам и приютам добавились новые, но количество беспризорных в официальных сводках не уменьшилось. Благодаря приютам (их в Москве 15) «на глаз» уличных детей стало как будто меньше. Но у приютов невысокая пропускная способность: 40 – 60 человек, и дети могут находиться там только в течение месяца, в крайнем случае – полгода. А что дальше? «Приют» доказал свою пользу лишь в качестве временной, очень краткой фазы в жизни социально неблагополучного ребёнка. Его цель – приютить, накормить, обогреть, обеспечить документами и «определить» в приемную семью или детское государственное учреждение на более длительный срок. Но совершенно ясно, что «дорогу к дому» найдут единицы от общего числа нуждающихся, так как их уже миллионы.

Проблема столь масштабна, что для ее решения нужны уже миллионы педагогов и социальных работников. Совершенно очевидно, что необходимы новые решения в борьбе с беспризорностью. Это прежде всего создание загородных экопоселений с крепким агропромышленным производством. Без серьезного приобщения воспитанника к разнообразным видам деятельности, без труда со всей цепочкой трудностей и реальной ответственностью полноценное воспитание невозможно.

Это в меньшей мере касается сельских школ. Городские школы, училища и колледжи чаще ограничиваются словесным воспитанием и демагогическими соображениями о том, что учеба и уход за собой – это тоже труд. Таким образом, огромная страна умудряется целыми десятилетиями воспитывать подрастающие поколения без серьезного вовлечения в трудовую деятельность на современном уровне.

Международная макаренковская ассоциация совместно с журналом «Народное образование» с 2003 г. проводят конкурсы среди школ, колледжей, интернатов, детских домов на лучшие школы-хозяйства. Радостно видеть, что здравый смысл в педагогике сохранился, особенно в сельских школах. И мы очень дорожим этим. Важно, чтобы Макаренко не начали «внедрять» сверху. Целесообразность, здравый смысл, эффективность и технологичность педагогики Макаренко должны себя зарекомендовать снизу, в реальной современной практике.

Это, конечно, не означает, что педагогическая общественность России должна только наблюдать за теми новыми ростками макаренковского опыта, которые возрождаются в стране. Нужна большая работа по современному прочтению наследия Макаренко без идеологических штампов. Нужно преодоление разнообразных фобий относительно феномена коллектива как такового. Ведь коллектив – это малая группа высокого уровня развития, ставящая перед собой социально-ценные задачи. Разве современной России они не нужны? Фобии в восприятии коллектива явно есть, и потому коллективное воспитание для многих сегодня звучит как атавизм прошлой эпохи. Для Макаренко же воспитание в коллективе и через коллектив – важнейшее и абсолютно принципиальное положение.

Антон Семенович доказал, что воспитание в коллективе, в котором сложилась четкая и ясная система реальной ответственности каждого за общее дело, есть свои традиции, ритуалы, стиль, общий мажорный тонус, становится делом легким и для воспитанников, и для педагогов.

Макаренко тем и интересен всему миру, что он не остановился на индивидуальной работе, моральных увещеваниях ребенка. Вместе с ребятами он наладил такую жизнь единого коллектива воспитанников и педагогов, когда собственно воспитательная работа была не видна. Вот почему его воспитанники не ощущали себя объектами педагогических усилий.

Напомним, что через учреждения Макаренко прошло около 3-х тысяч воспитанников – и ни один не вернулся на преступный путь. Такой эффективности не знают даже элитарные учебные заведения, не говоря уже о спецучреждениях для подростков, где рецидив в 7 – 9% является нормой.

Заслуженным свидетельством международного признания А.С. Макаренко стало широко известное решение ЮНЕСКО (1988), касающееся всего 4-х педагогов, определивших способ педагогического мышления в ХХ в. Это американец Д. Дьюи, немец Г. Кершенштайнер, итальянка М. Монтессори и наш соотечественник А.С. Макаренко.

Антон Семенович далеко вышел за границы педагогии трудного детства, создав педагогику будущего, где вместо деклараций о свободе ребенка и его правах осуществляется на деле та мера свободы, которая только возможна для реального (не абстрактного) человека в реальном обществе.

Итак, беспризорность приобрела массовый характер, и мы должны себе честно сказать, что ни 3 миллиона детей, ни тем более 5 миллионов не найдут свою «дорогу к дому», если идти сегодняшним путем. Почему бесценный опыт А.С. Макаренко на нашей родной почве не используется в государственном масштабе? Может быть, ждем каких-то новых открытий в этой области, когда опыт Макаренко явно уступил бы по эффективности. Но ведь и замены нет никакой. Очевидно, что лучшее в нашей стране отдается вовсе не детям и они «не привилегированное сословие».

Для решения сегодняшних задач мало создавать фонды для борьбы с беспризорностью. Лучшие силы страны необходимо бросить на создание загородных экопоселений (опыт в стране и мире есть), общин, коммун, семейных детских домов. Архитекторы, строители, экологи, педагоги, экономисты, менеджеры, директора предприятий, бизнесмены способны сегодня разработать такие проекты, о которых мы и подозревать не можем, – была бы государственная воля, общественная поддержка и личная заинтересованность. Ведь все открытия, как известно, от нужды.

Если мы хотим макаренковских результатов, то за основу работы надо брать его принцип приоритета воспитательных целей при современном менеджменте в области производства и сельского хозяйства. Допустить (= дорастить) ребят до серьезной работы с такой же ответственностью, материальной и моральной отдачей. Параллельно преодолевать запущенность в учебе. На городском асфальте, при возможностях приютов таких задач даже ставить нельзя. Максимум чего можно потребовать от подростка, попавшего в приют, – подежурить в коридоре. Другой деятельности там для него нет, а ведь он полжизни своей прожил на «вольных хлебах» и явно старше своего фактического возраста. В городских школах та же ситуация: игра в труд при огромном естественном желании подростка серьезно работать и чувствовать свои растущие силы и возможности. Досуговая педагогика тратит свой запал на организацию развлечений разного рода, добавляя к иждивенчеству потребителя.

Вопрос о трудоустройстве подростков на работу хотя бы в каникулярное время десятилетия так и не находит удовлетворительного решения. С этим не смогли справиться и при социализме. Тогда из-за избыточной заботы о детях (пусть отдыхают!), сегодня из-за недостаточной заботы (не до вас!). Лучшие педагоги, журналисты нашей страны В. Кумарин, А. Радов, И. Синицын в 70 – 80-е гг. не только ставили вопросы о том, что доверить детям, но и искали возможные пути. Мы узнавали о Кубракове, Карманове, Католикове, о замечательном опыте сельских школ, все ценное в котором всегда имело опору на опыт Макаренко.

От того, что в городе педагогика здравого смысла, школа жизни чувствует себя менее уверенно, чем педагогика досуга и школа учебы, не следует обществу отказываться от поисков решений. Не может быть нерешаемых задач. Если казавшиеся еще недавно фантастикой Интернет, электронная почта, мобильная связь, новые способы хранения информации на наших глазах стали обыденностью, то найти подросткам посильную и привлекательную работу, а по Макаренко, еще и социально значимую, – все еще фантастика.

В результате острой борьбы двух направлений – демократического (социального) и антидемократического (элитарного) в образовательной политике в течение последних 15 лет возобладало последнее. В последние годы все настойчивей звучат требования гуманности и справедливости общества и власти по отношению к молодежи с апелляцией к педагогике А.С. Макаренко. Намечается преодоление узкого понимания его педагогики либо как только пенитенциарной, либо как специальной педагогики для школ интернатного типа, либо лишь как достояния истории педагогики. Подтверждение тому – уже названный здесь ежегодный Международный макаренковский конкурс, а также Российские Макаренковские чтения. Рост количества участников этого движения, появление студенческих педагогических отрядов говорят о «прорастании» ростков макаренковской педагогики снизу.

Международная макаренковская ассоциация и делающая свои первые шаги Российская макаренковская ассоциация поддержит всякий ценный опыт продуктивной занятости детей и подростков. Мы будем искать союзников, партнеров в стране и за рубежом ради поисков лучших альтернатив российскому детству.


Н.Г. Санникова, Т.В. Котосина

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Психолого-педагогическое наследие прошлого в современной социально-педагогической
2248.53kb.
Бюджетное учреждение Ханты Мансийского автономного округа Югры для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи
313.01kb.
Рейтинг-план по дисциплине «Психолого-педагогическое взаимодействие участников образовательного процесса. Профессиональная этика в психолого-педагогической деятельности»
254.99kb.
Сборник нормативно-правовых документов для социальных педагогов образовательных учреждений республики Башкортостан Составители: Шаймарданова М. Х заместитель директора Центра психолого-педагогической реабилитации и коррекций
605.51kb.
Психолого-педагогическое обеспечение социальной работы с семьей
190.29kb.
«возрастная психофизиология» по направлению подготовки 050400. 68 «Психолого-педагогическое образование»
37.8kb.
Практикум по дошкольным технологиям
29.42kb.
Школьная служба примирения в мбс(К)оу с(К)ош №15vii вида была организована 12. 12. 12г в целях обеспечения психолого-педагогической, медико-социальной помощи, профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
14.72kb.
«Педагогика дополнительного образования в области социально-педагогической деятельности»
22.05kb.
Волков Тимофей Павлович Социально-философские аспекты современной глобализации и проблема трансформации культуры
276.95kb.
Литература: Л. П. Белова «Социально-педагогическое проектирование»
47.11kb.
Призраки советского прошлого
48.53kb.