vmest.ru страница 1
скачать файл



На правах рукописи

Волков Тимофей Павлович

Социально-философские аспекты современной глобализации и проблема трансформации культуры

09.00.11 – Социальная философия



Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре философии

НАЧОУ ВПО Современная гуманитарная академия



Научный руководитель: доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки России

Шингаров Георгий Христович



Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Царегородцев Геннадий Иванович;

доктор философских наук, доцент

Задорожнюк Иван Евдокимович



Ведущая организация: Российская Академия Государственной Службы при Президенте Российской Федерации

Защита состоится 21 апреля 2010 г. в 11 час. на заседании диссертационного совета ДМ 521.003.01 по присуждению ученых степеней доктора и кандидата философских и социологических наук при Современной гуманитарной академии по адресу: 115114, г. Москва, ул. Кожевническая, д.3, стр.1, зал диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке при Современной гуманитарной академии по адресу: 109029, г. Москва, ул. Нижегородская, д.32.

Автореферат разослан 19 марта 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат философских наук Н.В.Черепанова



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется необходимостью определения и изучения специфики социально-философских аспектов глобальной культуры, культурной глобализации и культурного обмена между различными цивилизациями. Необычайная острота вопросов, связанных с взаимодействием, взаимовлиянием и взаимопроникновением культур, а также с формированием глобальной культуры и перспективами развития культуры как ключевой составляющей жизнедеятельности отдельного человека и всего человечества в XXI веке, позволяет с уверенностью считать тему исследования актуальной.

К началу XXI столетия человечество вступило в качественно иную фазу. По мнению многих авторов, в постиндустриальном обществе источником основных конфликтов станет уже не идеология и не экономика. Важнейшие границы, разделяющие человечество, и основные источники конфликтов будут определяться культурой.

Чрезвычайно важным представляется осознание и переосмысление того, как происходит взаимодействие цивилизаций, какую роль играет культура в отношениях между людьми и их общностями и какие шаги нам как представителям человечества необходимо предпринять, дабы избежать «столкновения» цивилизаций.

В современных условиях культурные аспекты общественного бытия станут играть все более определяющую роль в отношениях внутри и между цивилизациями в наступившем XXI веке. Очевидно, что именно в сфере культуры лежит ключ к решению многих сегодняшних проблем.

Кризис, которым сегодня объясняются многие затруднения, стоящие перед обществом, зародился в финансово-экономической сфере и ей принадлежит. Гораздо важнее понимать, что существует возможно более глубокий кризис – кризис сознания, кризис культуры и кризис, связанный с падением нравов. Духовное начало практически исчезло из жизни современного общества – что в особенности относится к «золотому миллиарду».

Вопрос о значимости культурных, идейных и духовных аспектов глобализации и их влиянии на жизнь современного общества принимает особую актуальность. Растущая духовная скудость, усиление эсхатологических настроений, преобладание материального начала в жизни людей – вот на фоне чего происходит современный кризис.

Важно понимать, что духовный кризис поразил не только сферу искусства, морали или ценностных ориентаций людей, но и экономическую сферу, где господствуют своекорыстие и алчность, и сферу политическую, все более характеризующуюся прагматизмом, сиюминутным интересом, а не более высокими устремлениями. Появляются потребители политики – как простые граждане, так и власть предержащие. Для первых участие в политической жизни – очередной поход в магазин, для последних, поистине платоновских «трутней с ядовитым жалом», – лишний способ обогатиться.

Становится очевидным, что, когда перестают функционировать устаревшие системы социально-экономических и социокультурных отношений, существует необходимость предложить новые механизмы взаимодействия людей и их общностей. Культура как стремление к идеалу есть «большое подспорье нам в дни наших трудностей»1. По нашему глубокому убеждению, решение многих проблем, совершенно не обязательно имеющих свои корни в лоне культуро-цивилизационного бытия человечества, может быть найдено, если сильные мира сего и обычные граждане обратятся именно к культурной сфере социального бытия.

Конфликты между различными государствами, этносами, нациями, с одной стороны, и противоречия между национальными государствами, транснациональными корпорациями, а также суб- и наднациональными образованиями – с другой, все те «раны», которые обнажаются под воздействием глобализационных процессов, могут и должны решаться с позиций культуры.

Кроме того, современные реалии глобализации таковы, что человечество становится все более взаимосвязанным и взаимозависимым, однако барьеры, разделяющие его до сих пор не были преодолены – еще один аргумент в пользу того, чтобы обратиться к культуре.

Исследуемая в диссертации проблема относится не только к полю социальной философии. Ее актуальность очевидна и при взгляде с точки зрения других наук: глобалистики, культурной антропологии, социологии. Осмысление многих понятий, обсуждаемых в данном диссертационном исследовании, представляется важной задачей в виду необходимости лучше разбираться (а следовательно – эффективнее пользоваться их плодами) в происходящих многомерных изменениях.

Современное российское общество включено в контекст глобализационных процессов. Необходимо заново осмыслить и реконцептуализировать многие вопросы, связанные с глобализацией, чтобы максимально эффективно отвечать на вызовы современности.

Глобализация, которая, во многом, послужила катализатором зарождающихся кризисных процессов, может, тем не менее, являться и инструментом не только и не столько в преодолении кризиса, но и в недопущении подобной ситуации в будущем.



Степень разработанности проблемы очевидно недостаточна для столь важной, комплексной и актуальной проблемы. Большинство современных исследователей глобальных проблем концентрируют свое внимание на вопросах экономики, неравенства, международной политики, военных конфликтов и прочего. В то же самое время, труды, посвященные исследованию социальных аспектов культуры в эпоху глобализации, составляют сравнительно небольшую часть в общем корпусе работ по глобалистике.

Некоторые методологические предпосылки исследования описанных выше процессов, можно найти в трудах таких авторов, как Платон, Аристотель, Юм, Кант, Гегель, Маркс, Вебер, Дюркгейм. Ими было оставлено богатое теоретическое наследие, призванное помочь нам в понимании истоков и сущности изучаемых проблем.

Современную научную литературу, посвященную обсуждаемым вопросам можно категоризировать на основании вопросов, которые освещаются в той или иной работе.

Вопросам цивилизации и культуры, цивилизации и государства, устройства общества и социального прогресса посвящены работы Х. Арендт, Р. Арона, З. Баумана, Д. Белла, Н.А. Бердяева, З. Бжезинского, Ф. Броделя, Т. Веблена, Дж. Гелбрейта, Дж. Грея, К.Н. Леонтьева, К. Поппера, П.А. Сорокина, А. Тойнби, О. Тоффлера, Э. Фромма, Ф. Фернандес-Арместо, Ф. Фукуямы, Ю. Хабермаса, М. Хайдеггера, С. Хантингтона, О. Шпенглера, А. Этциони и др.

Самюэль Хантингтон в своем труде «Столкновение цивилизаций» хотя и говорит о культуре и культурных процессах, использует их лишь в качестве инструмента для описания зарождающихся изменений в глобальной политике. В работе уделено внимание, главным образом, геополитическим вопросам, будущим цивилизационным и военным конфликтам.

Фрэнсис Фукуяма в своей получившей широкую огласку работе «Конец истории и последний человек»2 исследует, прежде всего, геополитические и экономические аспекты глобализации, рассматривает проблему идеологического противостояния либерализма и других систем – например, исламского фундаментализма. Культурным аспектам социального бытия здесь также уделено недостаточно внимания.

Начиная с 1990-х годов – в первую очередь в США – стали появляться работы ряда исследователей, посвященные проблеме потребления, его влияния на трансформацию культуры и общества в целом. Из их числа особого внимания заслуживают, прежде всего, «Макдональдизация общества» 3 Джорджа Ритцера, «Разложение культуры»4 Майка Фезерстоуна, «Социология глобальной системы»5 Лесли Склэра, «Глобализация: социальная теория и глобальная культура»6 Роланда Робертсона, а также «Всеобъемлющая современность»7 Арджуна Аппадураи.

Следует выделить работы, посвященные развитию глобального капитализма, экономической глобализации, взаимоотношениям власти и корпораций. Эти вопросы исследовали С. Амин, Дж. Арриги, И. Валлерстайн, П. Кругман, Дж. Сакс, Р. Сеннет, Дж. Сорос, Т. Фридман и др.

Немалый вклад в изучение рассматриваемых проблем внесли такие отечественные исследователи и мыслители, как Н.А. Бердяев, Л.Н. Гумилев, Н.Я. Данилевский, М.Г. Делягин, В.В. Ильин, И.А. Ильин, В. Крашенникова, П.П. Лопата, Н.А. Нарочницкая, А.С. Панарин, А.Л. Погорельский,

В.Ф. Пряхин, К.Н. Соколов, В.С. Соловьев, П.А. Сорокин, Д. Тренин, А.Н. Чумаков, Г.Х. Шахназаров, Ю.В. Яковец и др.

Большое значение для изучения вопросов глобалистики имеют фундаментальные междисциплинарные труды, вышедшие в последнее время за рубежом и в России. В первую очередь, это: «Глобальные трансформации»8, «Грани глобализации»9, «Глобалистика: Энциклопедия»10, The Blackwell Companion to Globalization11 и The Handbook of Globalization12.

Объектом исследования являются изменения общества в политической, экономической, культурной и других сферах в условиях современной глобализации.

Предметом исследования является специфика процессов и форм проявления глобализации в области культуры, политики и экономики, а также особенности потребления, оказывающего решающее влияние на содержание и направленность этих процессов.

Целью диссертационного исследования является выявление факторов современной глобализации, влияющих на трансформацию культуры как фактора бытия современного общества, процессов взаимодействия и взаимопроникновения культур, а также перспектив развития различных типов культуры.

В соответствии с поставленной целью определяются следующие задачи исследования:

1) исследовать тенденции развития современной культуры; показать, какое начало преобладает в глобализационных процессах – гомогенизация (унификация) или гетерогенизация (дифференциация).

2) определить степень влияния социальных факторов на трансформацию культуры в эпоху современной глобализации.

3) выявить роль «мотора» глобализационных процессов (ТНК) в трансформации культуры.

4) выделить специфику русской культуры и особенности ее трансформации в эпоху современной глобализации, а также проанализировать возможности русской культуры как фактора интеграции социокультурных процессов в условиях глобализации.

5) проанализировать перспективы дальнейшего развития традиционных культур, таких, как китайская, исламская и европейская, в условиях глобализации.

6) выявить тенденции развития культуры в XXI веке.



Методы исследования

В рамках настоящего диссертационного исследования применяются следующие методы: сравнительно-исторический метод, деятельностный подход, принцип историзма, метод системно-структурного анализа, диалектический метод. Контент-анализ современной иностранной и отечественной литературы, посвященной вопросам трансформации культуры в эпоху современной глобализации. Анализ конкретных теорий, имеющих наибольшее значение для понимания роли глобализационных процессов в трансформации культуры, политики, экономики и т.д.



Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

1) Выявлено, что в XX веке и начале XXI века характер культуры и само общество изменяются под воздействием такого социального фактора, как потребление. Если в период с XVIII века по конец XIX общество было ориентировано на развитие производства (классическая политэкономия), то с конца XIX века наметилась тенденция переориентации общественного развития на потребление (Ницше, Вебер, маржиналисты), что послужило социально-экономической предпосылкой возникновения массовой культуры.

2) Показано, что стандартизация производства и потребления являются основными факторами трансформации современной культуры.

3) Установлено, что в эпоху современной глобализации в сфере культуры наблюдаются два на первый взгляд взаимоисключающих явления – гомогенизация (сведение культурных процессов к одному началу, их протекание по заданным образцам) и гетерогенизация (усиление культурного разнообразия, протекание культурных процессов по непохожим образцам), которые, тем не менее, оказывают сильное взаимное влияние и органично дополняют друг друга.

4) Доказано, что сам процесс глобализации однозначно не создает гомогенной глобальной культуры.

5) Показано, что в эпоху глобализации потребительское отношение к окружающему миру привело к росту числа экологических проблем, углублению противоречия между природой и обществом.

6) Исследованы и выявлены возможности отдельных локальных культур стать системообразующими центрами мировой культуры в эпоху глобализации. В том числе показано, что в силу «мозаичности» китайской культуры и «регионального» характера ментальности социума, несмотря на возможности современного Китая в социально-экономической сфере, вероятность того, что китайская цивилизация может стать системообразующей в будущем, невелика.

7) Выявлены некоторые возможные сценарии развития мировой культуры и цивилизации в будущем. В частности, показано, что в условиях глобализации у русской культуры есть возможность стать одним из системообразующих центров мирового социокультурного пространства.



Основные положения, выносимые на защиту

  1. В глобализационных процессах нет преобладающего лейтмотива – гомогенизация и гетерогенизация культурных феноменов являются взаимосвязанными и взаимозависимыми.

  2. Потребление – один из основных факторов трансформации современной культуры.

  3. Стандартизация производства и потребления оказывает значительное воздействие на духовную, политическую и экономическую жизнь общества.

  4. В вопросе возможного лидерства той или иной социокультурной модели русская культура занимает достаточно предпочтительное положение в связи с мощью и глубиной традиций, а также из-за способности успешно противостоять пагубному влиянию консюмеризма.

  5. В эпоху современной глобализации экологическая проблема становится своеобразным феноменом культуры общества, находящимся в прямой зависимости от глобализационных процессов.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что на основании сделанных выводов можно исследовать: тенденции развития культуры в условиях глобализации в ближайшем будущем; диалектику процессов дифференциации и унификации культуры; возможные пути развития современной цивилизации; особенности русской социокультурной модели и ее возможности стать системообразующим центром мировой цивилизации, построенной на новых началах.

Результаты исследования могут быть использованы при дальнейшей разработке следующих вопросов: влияние средств массовой информации на трансформацию культуры и общества; влияние транснациональных корпораций на поведение потребителей, вызывающее изменение в культурной сфере; соотношение «гражданин - потребитель» в социальной жизни личности; выдвижение новой экологической парадигмы, призванной обеспечить гармоничное сосуществование природы и человека; соотношение массовой, популярной и глобальной культуры; роль языка в глобальных социокультурных процессах



Практическая значимость исследования

Результаты исследования могут быть использованы в дальнейших исследованиях вопросов социокультурного и социально-философского характера, прежде всего – проблем потребительской и массовой культуры, проблемы взаимодействия культур. Также, результаты исследования могут быть использованы при чтении лекционных курсов по социальной философии, глобалистике, культурной антропологии и т.д.



Апробация диссертации

Основные результаты диссертационного исследования докладывались на научных конференциях, заседаниях методологического семинара СГА и заседаниях кафедры философии СГА. Доклад «Русская цивилизация в структуре мирового культурного развития в XX веке» на V-й Международной научной читательской конференции «Актуальные социально-политические и правовые проблемы развития российского общества», состоявшейся 15.11.2009 в Краснодаре. Выступление с докладами на заседаниях методологического семинара СГА и заседаниях кафедры философии СГА на следующие темы: «Глобализация, дифференциация и унификация разных форм культуры», «Потребительство как фактор социокультурного бытия», «Возможные сценарии развития культуры в XXI веке», «Глобализация и перспективы развития русской культуры». Выступление на научной конференции «Глобализация и социальная структура современного российского общества» (Мурманск, 2008 г.) с докладом «Глобализация и неравенство» На Всероссийской научно-практической конференции «Конфликты в современной России» (Москва, 2010 г.) выступил с докладом «Несет ли в себе угрозу военных конфликтов между цивилизациями современная глобализация».



Структура диссертации

Диссертация изложена на 165 страницах машинописного текста, состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, включающей 175 источников, из которых на русском языке – 111, на иностранном – 64.



ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы исследования, рассмотрена степень ее научной разработанности, определены объект, предмет, цель и задачи исследования, раскрыта его научная новизна, охарактеризованы методологические основания и научные методы, использованные автором при разработке темы диссертации, показана теоретическая и практическая значимость диссертации, приведены сведения относительно апробации результатов исследования, описана структура диссертации.

В Главе 1 «Основные особенности глобализации: потребление и культура» рассматривается проблема потребления как фактора, влияющего на развитие общества и культуры как формы социального бытия.

Параграф 1.1. «Цивилизация и культура» посвящен сравнению и осмыслению понятий цивилизация и культура с тем, чтобы прояснить употребление этих терминов в настоящем диссертационном исследовании.

Многообразие трактовок понятия «культура» можно, прежде всего, объяснить тем, что сама культура выражает глубину и неизмеримость человеческого бытия. В той мере, в какой неисчерпаем и разнолик человек, многогранна и многоаспектна его культура.

В настоящей работе понятия «культура» и «цивилизация» используются как синонимы. Кроме тех мест, где в этом есть очевидная необходимость, культура и цивилизация не противопоставляются.

В параграфе 1.2. «Потребление, унификация и дифференциация разных форм культуры под воздействием глобализационных процессов» говорится о влиянии глобализационных процессов на трансформацию культуры как формы социального бытия. Также, рассматривается вопрос о существовании глобальной культуры как самостоятельного феномена.

Делается вывод о том, что глобальная культура не существует как данность и обособленное явление – она есть отражение и симбиоз общности локальных и региональных культур. Автор приходит к заключению о том, что вряд ли в обозримом будущем можно ожидать становления глобальной культуры как таковой. Тем более невозможно появление глобальной культуры, основанной на механизмах американизации и глобального капитализма. Первая уже практически исчерпала себя, а последний находится в глубоком, онтологическом, кризисе. Несмотря на то, что доминирующим фактором в мире по-прежнему остаются силы мирового капитализма13, в чьих руках находится власть, мировые ресурсы, органы принуждения, а главное – медиа-ресурс, позволяющий влиять на массовое сознание, совершенно очевидной является несостоятельность и глубокая противоречивость этой системы, что и является веским основанием для выдвижения новых глобальных проектов.

По мнению автора, процессы гомогенизации и гетерогенизации, протекающие в лоне современной глобализации, вместе формируют новые формы социокультурного бытия и определяют тенденции трансформации социокультурного пространства. Создается единство в многообразии: поведенческих императивов, социальных и политических установок.

По мнению автора, общность различий, единство в многообразии, и есть то, что составляет саму систему глобальной культуры. Потребительские практики, во многом, создают и воспроизводят эту систему, а потребление, предоставляет возможности для самовыражения и определения социальной позиции. Вдобавок к этому, потребление структурирует поле культуры, в пределах которого происходит борьба и взаимодействие культурных смыслов и феноменов.

Параграф 1.3. «Тупик потребительской культуры» призван показать чрезвычайную важность роли потребительства в общественной, экономической, политической и духовной жизни людей.

В работах, посвященных зарождению капитализма, роль, отводимая потребительству, является далеко не первостепенной. Становление капиталистического общества объясняется посредством ряда феноменов, имеющих свои корни в производственной сфере, среди которых – промышленная революция и распространение буржуазной ментальности, сочетающей в себе трудолюбие и расчетливость.

Однако в конце ХХ века в общественных науках наметилась тенденция признания чрезвычайной важности анализа истории потребительства как основания для понимания капиталистической системы – как на стадии зарождения, так и на современной стадии, характеризующейся небывалым по масштабу обращением благ.

На смену cogito, ergo sum приходит consumo, ergo sum, ибо идеология консюмеризма характеризуется убеждением в том, что «смысл жизни – в вещах, которыми мы владеем»14. Согласно этой установке потреблять значит жить полной жизнью, а для того, чтобы продолжать жить полной жизнью, необходимо беспрестанно потреблять. В обществе потребления существует определенная иерархия ценностей15, построенная по принципу «больший доход – больший выбор – большее счастье».

Автор приходит к выводу о том, что потребление в рамках новой культуры уже не просто удовлетворение определенной потребности, а участие в сложной социокультурном взаимодействии, распределяющем ресурсы и создающем отношения солидарности и почтительности, помогающем его участникам выделиться. Конечно, потребительский выбор не поставить на одну ступень с выбором демократическим, однако потребление все больше представляется людям заменой гражданственности. Эта новая форма социального выбора подвержена влиянию со стороны корпораций, в первую очередь ориентированных на получение прибыли.

Потребление есть средство постижения людьми окружающего их мира. Группы людей, разделяющих вкусы в отношении определенного товара, в будущем могут заменить старые сообщества, имеющие в своей основе национальное, религиозное и политическое.

Отдельно отмечена тенденция замены политической активности граждан потребительскими практиками. Далеко не все общества столкнулись с проблемой разлагающего действия консюмеризма на политическую жизнь общества и его членов, однако обойти стороной эту проблему означает не придать ей должной серьезности. Во все времена и во всех обществах были люди, руководствовавшиеся установкой ubi bene ibi patria. Однако, как считает соискатель, антисистемность консюмеризма отразилась и на этой стороне жизни, послужив катализатором для увеличения числа людей – как из числа власть предержащих, так и не обладающих властью –, для которых лозунг panem et circenses стал оказывающим большое влияние.

Другим немаловажным аспектом, освещаемым в параграфе, стало то, что общество потребителей нисколько не ценит долговечность товара, приравнивая «старое» к «устаревшему» (вышедшему из моды), негодному для дальнейшего использования и предназначенному для выброса на свалку. Несмотря на бесконечную череду разочарований, этот своеобразный фетишизм продолжает иметь место, благодаря все повышающемуся уровню отходов и сокращению временной дистанции между рождением и угасанием желания. Все это было бы немыслимо без процветающей индустрии сброса отходов16. Неудержимая вырубка лесов ради одноразовых палочек для еды и рекламной макулатуры – символ общества безудержного и бездумного потребления.

По мнению автора, потребительство связывает счастье не столько с удовлетворением желаний, сколько с непрекращающимся ростом их объема и интенсивности, подразумевающим, в свою очередь, быстрое использование товаров и еще более быстрое их замещение новыми.

Главный вывод, сделанный в этом параграфе, можно свести к тому, что потребительская культура, лишенная высших смыслов и, вообще, какого-либо духовного наполнения, выступает как антисистемное явление в культуре в традиционном смысле. Ее проникновение во все сферы жизни социума весьма отрицательно сказывается на них. Влияние потребительской культуры должно быть ограничено разумными действиями со стороны членов общества.



Параграф 1.4. «Информационное поле потребительской культуры» посвящен рассмотрению вопроса о том, как СМИ влияют на общественную жизнь, навязывая те или иные потребительские практики. Также, делается акцент на том, что сама культура становится во многом унифицированной, стандартизированной, бесформенной, а главное – все более бездуховной.

В Главе 2 «Глобализация и перспективы развития российского общества» рассматриваются, во-первых, проблема влияния консюмеризма на российское общество в исторической ретроспективе, во-вторых, основания, на которых русская культура и российское общество могут не просто противостоять пагубному влиянию консюмеризма, а предложить приемлемые для других обществ модели социокультурного бытия.



Параграф 2.1. «Традиционная русская культура и культура постсоветской России» посвящен рассмотрению некоторых аспектов русской культуры, которые могли бы послужить фундаментом для системного преобразования культуры, общества и власти.

Задача возрождения культуры является наиболее актуальной из всех стоящих перед российским обществом и русским миром. Признавая значимость экономического, военного и геополитического могущества, автор, однако считает, что они – лишь средство в достижении более высоких целей, ступень на пути, ведущему к принципиально новому человеческому общежитию (имеется в виду весь мир), построенному исходя из переосмысленных ценностей и цивилизационных миссий и основываясь на не имеющей прецедентов парадигме.

Решению этой задачи будет способствовать разрешение многих менее масштабных, но оттого не менее значимых, проблем, среди которых: устранение поляризации общества, смягчение эффектов социальной стратификации, образование элит, способных ответственно и самоотверженно подойти к решению животрепещущих проблем, продолжение курса на укрепление статуса России как великой державы на мировой арене и пр.

В параграфе уделено вниманию диалога коллективизма и индивидуализма в русской культуре, показано, что общинность, соборность, присущие традиционной русской культуре, являются действенным средством противостояния пагубному влиянию консюмеризма.



Параграф 2.2. «Глобализация и переходный период развития российского социума» посвящен описанию сложившейся ситуации в сфере культуры и общественного развития. Проведен экскурс в историю советской и постсоветской культуры. Исследуются перспективы дальнейшего развития русского мира, его преимущества перед остальными культуро-цивилизационными моделями.

С другой стороны, показано, что коммерциализация и консюмеризация также имеют место быть в культуре российского общества.

В параграфе 2.3. «Глобализация, обновление российского социума и возрождение русской культуры» исследуются возможности российского социума в отношении реализации новых глобальных проектов.

Особняком стоит вопрос о возрождении русской культуры, о том, на каких основаниях оно должно осуществляться. Автор видит выход не в постсоветском «либерализме», не в убогом «западничестве» (по сравнению с «великим западничеством прошлого»17) и не в различных формах марксизма, а в консервативной революции, духовном возрождении русского мира. С другой стороны, какая-либо радикальная революция лишь истощит и без того ослабший потенциал к продолжению поступательного исторического развития.

Главным выводом параграфа и всей главы является следующее: перед российским обществом стоит сверхзадача на XXI век – сохранить и преумножить культурное достояние, восстановить Традицию. Немаловажным является и осознание сущностного ее наполнения.

Несмотря на то, что культура российского социума также в немалой степени является подверженной влиянию консюмеризма, у него есть вполне веские основания считать себя способным поступательно развиваться. Чрезвычайно важной в таком контексте становится проблема возрождения русской культуры. Возрождение позволило бы сорвать оковы потребительства и вновь обрести роль центра генерации духовных идей и культурных смыслов.



Глава 3 «Глобализация, социальные перемены и культура в XXI веке» посвящена рассмотрению происходящих и уже произошедших перемен, оказавших значительное влияние на судьбы мира. Поставлен вопрос о реализации новых глобальных проектов в силу исчерпанности доминирующей идеологии и упадка западной цивилизации.

Параграф 3.1. «Мир на пороге перемен: влияние структурного кризиса на формы глобализационных проектов» освещает проблематику истощения цивилизационных установок, усугубляемого структурным кризисом глобальной капиталистической системы.

По убеждению автора, наступление новой эпохи (мир «после кризиса») будет характеризоваться следующим: во-первых, уменьшение участия глобального капитализма (особенно – либерального толка) в повседневной жизни людей и в судьбах человечества, во-вторых, отказ от либерализма как от главенствующей идеологии и, в-третьих, – и это, пожалуй, главное – возросшая роль таких феноменов, как культура, этика и духовность в формировании сознания и поведения как отдельных людей, так и их общностей.

В параграфе 3.2. «К вопросу о ценностях» исследуется вопрос о том, какие ценности будут являться наиболее значимыми и актуальными в новых реалиях, какие ценности будут наиболее универсальны.

Такие ценности, как свобода, жизнь, труд, семья, будут по-прежнему играть решающую роль в жизни людей, где бы они ни находились. С другой стороны, автор приходит к выводу о том, что существует необходимость создания системы ценностей, в которой «рост», «прибыль» и «возврат инвестиций» перестанут играть первостепенную роль. Определяющими факторами в новом веке должны стать культура, мораль и духовность. Какой бы смелой ни была новая концепция мироустройства или система ценностей, как бы мало она не взывала к большинству, ее все равно нужно предложить, ведь «вольнодумство одной эпохи есть здравый смысл другой»18.

В продолжение к предыдущему параграфу, параграф 3.3. «Новая экологическая парадигма» также направлен на изучение парадигмальных и ценностных установок. Однако в нем говорится о ценностях несколько иного рода. Здесь автор объясняет, почему, на его взгляд, чрезвычайную ценность, возможно даже более высокую, чем те ценности, которым был посвящен предыдущий параграф, должна представлять для человека природа.

Соискатель указывает на многочисленные противоречия в отношениях общества с окружающим миром. Делается вывод о том, что потребительство проникло и в эту сферу жизнедеятельности человека, который зачастую действует, исходя из сиюминутных соображений, не заботясь о долгосрочных последствиях принимаемых им решений.

В параграфе сделан вывод о том, что необходимо решительно переосмыслить отношения Природа-Человек. Пожалуй, самое время перестать выступать в роли ее господина, а осознать свое неразрывное единство с ней. Если плохо ей, плохо и нам – даже если мы иногда не можем или не хотим это признать. Таким образом, задача человека вообще не в сохранении природы (ибо нетронутой, девственной природы на Земле почти не осталось), а в таком ее преобразовании, которое позволило бы ей постоянно возрождаться и процветать. Человеку важно стремиться к подлинному согласию с природой, жить в тесном единстве с ней.

У людей нет другого дома, кроме природы. Покорение ее несет в себе опасность. И потому надо сохранить красоту и величие природы, устранить последствия недальновидной разрушительной деятельности человека. Воспитание с младенчества такого отношения, при котором природа почиталась бы священной ценностью, – первостепенная задача, стоящая перед человечеством в XXI веке.



Параграф 3.4. «Климат и язык как факторы социального процесса» посвящен осмыслению роли таких ключевых факторов социокультурного процесса, как климат и язык. Говоря о климате, автор приходит к выводу о том, что абсолютная гомогенизация культуры и общества невозможна в силу климатических условий, в которых они развиваются. Для создания единой культурной среды, общего для всех образа мышления и стереотипа поведения нужно уничтожить зональность, циклонические движения атмосферы, разницу между лесом и степью, а также горы и долины. Все это представляется крайне маловероятным, а, следовательно, и едва ли несущим в себе какую-либо угрозу культурному разнообразию человечества.

Описывая некоторые процессы, происходящие с языком в современном обществе, автор делает следующие выводы: во-первых, обилие информации визуальной и звуковой, а также та интенсивность и навязчивость, с которыми она преподносится, означают отказ в их пользу от чтения книг (кроме того, если раньше СМИ были проводниками грамотности и сподвижниками культуры, то сегодня подавляющее их большинство вряд ли можно отнести к таковым); во-вторых, в плачевном состоянии находится не один лишь русский язык (как и в случае с такими аспектами глобализации, как социальный и экономический, сами ее пропоненты страдают не меньше); в-третьих, роль языка как ключевого социокультурного фактора будет лишь укрепляться с течением времени.

Также, по мнению автора, грамотный человек – это культурный человек, а культурного человека без грамотности не бывает. И именно поэтому необходимо крайне щепетильно относиться к потребляемым информационным продуктам, так как они оказывают огромное влияние на тонус культурной жизни как отдельного человека, так и всего социума.

Параграф 3.5. «Глобализация и перспективы развития различных культур и обществ» является одним из ключевых в диссертационном исследовании. В параграфе поднимается вопрос о ценностях – в этом он перекликается с параграфом 3.2. Говорится о том, что все страны и народы как элементы и части общей социокультурной мировой системы объединяет нечто общее, качественно единое, при той или иной степени сохранения их своеобразия. На единой социокультурной основе складывается социокультурный плюрализм, многообразие ценностей и смыслов. При этом можно выделить следующие элементы, общие для многих культур – варьируется лишь их значимость. В их числе – современная социальная структура, со схожими тенденциями стратификации и мобильности; общие базовые логико-смысловые ценности культуры; престиж и высокая ценностность науки и научных знаний; ценности современных политических систем, демократии и плюрализма (правда, в некоторых цивилизациях им придается весьма условное значение); современные системы образования, социальной защиты, медицинского обслуживания; современные средства массовых коммуникаций.

Соискатель утверждает, что текущий структурный кризис послужит отправной точкой для формулирования новых глобальных проектов. И независимо от их желания, в силу ряда объективных факторов экономического, демографического, геополитического и геокультурного свойства, различным обществам придется принять на вооружение эти проекты – или погибнуть.

При этом, по мнению автора, крайне важно понимать следующее: ценности какой культуры будут приняты (и поняты) большинством других, та культура и станет доминирующей. И наоборот – тон развитию будет задавать такая культура, у которой ценности отличаются наибольшей универсальностью.

Далее рассматриваются следующие альтернативы: западная, исламская, индийская, русская, китайская и японская культуры (или их сочетание). По убеждению автора, чрезвычайно трудно однозначно сказать, какой культуре предстоит стать лидирующей и системообразующей, а какой – ведомой и вторичной.

О китайской гегемонии в XXI веке и далее говорили и писали многие. В лице Китая многие на Западе (особенно – в США) видели и продолжают видеть вполне реальную угрозу – если не своему существованию, то своим геополитическим позициям, как минимум. Например, Т. Фридман говорит о том, что китайцы «поглощены идеей глобального лидерства» 19. Но являются ли обоснованными подобные опасения? В качестве доводов, обычно приводимых в пользу того, что Китаю суждено править бал в ближайшие столетия, используют огромную территорию и население китайской цивилизации, а также быстрый экономический и технологический рост. Однако не стоит недооценивать тот факт, что Китай на протяжении большей части своей истории и был самой большой, густонаселенной и развитой цивилизацией мира. Кроме того, за тысячелетия своего существования Китай редко выказывал намерения завоевать соседей на сколь-нибудь длительный (в историческом плане) срок.

Автор рассматривает китайскую культуру как мозаичную. Она отражает сложный этнический состав Китая, обилие общностей, исповедующих разные религии и придерживающихся различных традиций. Безусловно, китайская культура безгранично богата, чрезвычайно живуча и органична. Но никогда на протяжении всей ее пятитысячелетней истории китайской культуре не была свойственна глобальность. А это именно та черта, которая, на взгляд автора, станет определяющей в вопросе приоритетности положения культуры относительно других.

Говоря об исламской культуре, автор приходит к выводу о том, что у исламской цивилизации есть сильная глобальная идея, но она носит исключительно религиозный, а не социокультурный характер. Кроме того, у исламского проекта большие трудности с определением «имперского центра» – исламский мир не может выдвинуть страну-лидера. Да и экономические возможности исламского мира не столь велики, так что поневоле на современные (читай – «западные») вызовы приходится применять несимметричный ответ – терроризм. Все это не позволяет всерьез рассматривать исламскую культуру в качестве системообразующей для будущего развития человечества, хотя и не исключает возможность создания важного геополитического и геокультурного центра притяжения.

Описывая социокультурные особенности Индии и Японии, автор делает вывод о том, что ни та, ни другая цивилизация не в состоянии предложить жизнеспособный глобальный проект, поскольку обе они являются в прямом смысле локальными цивилизациями. Это, однако, не означает, что они легко подвержены влиянию извне, на почве этих самобытных культур будет далеко не просто реализовать какой бы то ни было глобальный проект.

Западные цивилизации – Европа и Америка – также все меньше способны предложить миру сколь-нибудь эффективную (в смысле сохранения баланса цивилизаций, а также гармоничной в контексте отношений Человек-Природа) модель культур-цивилизационного бытия. Капитализм и либерализм больше не могут оставаться основанием, на котором строится жизнь современного общества. Глобальный структурный кризис отчетливо показал несостоятельность этой системы. Назрела необходимость выдвижения новой парадигмы.

В этой связи в параграфе 3.6. «Возможные сценарии развития культуры в XXI веке» выдвигается и доказывается тезис о способности русской цивилизации (в работе используется термин «русский мир», который, по мнению автора, максимально точно передает смысл соединения понятий «русская культура», «русская цивилизация» и «российское общество») предложить такую модель развития, воспользовавшись которой, другие цивилизации смогут не только преодолеть последствия нынешнего кризиса, но и достичь определенного состояния благоденствия, недостижимого в текущей системе координат, на одной из осей которой – либеральная демократия, на другой – либеральный же капитализм.

Как утверждает автор, российский социум и русская цивилизация, несомненно, являются важными участниками процесса вынашивания новых идей. Россия никогда не стояла в стороне от глобальных проектов, более того – часто проводила на собственном теле наиболее рискованные из них.

Помимо этого, в данном параграфе автор рассматривается сценарии стандартизации и азиатизации культуры. Исследуя ретроспективу стандартизации культур многих стран по американскому образцу, а также то, как западные общества «открывали» для себя Восток, соискатель приходит к выводу о том, что в будущем может произойти трансформация культуры и общества под воздействием восточных ценностей.



Азиатизации будут способствовать два фактора, являющихся ключевыми в данном контексте. Во-первых, происходит смещение центров экономического могущества дальше на запад (то есть в Китай, Индию, Корею и Юго-Восточную Азию, хотя и японское экономическое могущество неоспоримо). Во-вторых, колоссальное демографическое давление со стороны Востока, испытываемое сегодня Западной Европой и США, очевидно, будет лишь усиливаться с течением времени.

Автор полагает, что именно востребованность культуро-цивилизационных идей и решений в поисках гармоничного развития мирового социума, даст новый свежий импульс к глобальному развитию и имеет все шансы на успех.



В Заключении подводятся основные итоги исследования, формулируются выводы, обозначаются перспективы дальнейших исследований.

По теме диссертации автором опубликовано

В изданиях, рецензируемых ВАК:

  1. Волков Т.П. Глобализация и неравенство [Текст] / Т.П. Волков // Вестник Мурманского государственного технического университета. 2008. №4. С. 576-580.

  2. Волков Т.П. Приватизация и социальная стратификация российского общества [Текст] / Т.П. Волков // Вестник Мурманского государственного технического университета. 2008. № 1. С. 163-168.

В других изданиях:

  1. Волков Т.П. Культура и общество в XXI веке: сценарии развития [Текст] / Т.П. Волков // Теория и практика общественного развития. 2009. №3-4. С. 88-97.

  2. Волков Т.П. Русская цивилизация в структуре мирового культурного развития в XX веке [Текст] / Т.П. Волков // Материалы V Международной научной читательской конференции «Актуальные социально-политические и правовые проблемы развития российского общества» 15 ноября 2009 г. Краснодар. С. 33-37.

1 Arnold M. Culture and Anarchy, 1869. In The Yale book of quotations, 2006, p. 28

2 Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек / Фрэнсис Фукуяма; Пер. с англ. М.Б. Левина – М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007. – 588, [4] с. – (Philosophy).

3 Ritzer G. The McDonaldization of Society, 5th Edition. Pine Forge Press, Thousand Oaks, 2007 – 320 p. Первое издание книги состоялось в 1993 году.

4 Featherstone M. Undoing Culture: Globalization, Postmodernism and Identity, 1st edition, Sage Publications, London, 1996 – 178 p.

5 Sklair L. Sociology of the Global System, 2nd Edition. The John Hopkins University Press, Baltimore, 1995 – 352 p.

6 Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. Sage, London, 1992 – 224p.

7 Appadurai A. Modernity at Large: Cultural Dimensions of Globalization. University of Minnesota Press, Minneapolis, 1996 – 248 p.

8 Хелд Д. и др. Глобальные трансформации: Политика, экономика, культура / Пер. с англ. В.В. Сапова и др. – М.: Праксис, 2004. – xxiv, 576 c.

9 Горбачев М.С. и др. Грани глобализации: Трудные вопросы современного развития. – М.: Альпина Паблишер, 2003. – 592 с.

10 Глобалистика: Энциклопедия / Гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков; Центр научных и прикладных программ «ДИАЛОГ». – М.: ОАО Издательство «Радуга», 2003. – 1328 с.

11 The Blackwell companion to globalization / edited by George Ritzer. Blackwell Publishing Ltd, Malden Oxford, 2007 – 731 p.

12 The Handbook of Globalization / edited by Jonathan Michie. Edward Elgar Publishing Ltd, Cheltenham, 2003 – 421 p.

13 Лопата П.П. Глобализм. Главные угрозы международной стабильности и национальной безопасности России (политологический анализ). – М.: Изд-во СГА, 2007, с. 29

14 Sklair L. Social movements and global capitalism. In F. Jameson and M. Miyoshi (eds.), The Cultures of Globalization, pp. 291-311. Duke University Press, Durham, 1998 – 416 p., p. 297

15 Подробнее см.: Ransome P. Work, Consumption and Culture: Affluence and Social Change in the Twenty-first Century. Sage Publications, London, 2005 – 213 p.

16 Bauman Z. Consuming Life. Polity Press, Alden Press, 2007, p. 21

17 Нарочницкая Н.А. Русский мир, 2008, с. 17

18 Arnold M. God and the Bible: A Review of Objections to Literature and Dogma, 1875. In The Yale book of quotations, 2006, p. 29

19 Фридман Т. Плоский мир: Краткая история XXI века, 2007, с. 45

скачать файл



Смотрите также:
Волков Тимофей Павлович Социально-философские аспекты современной глобализации и проблема трансформации культуры
276.95kb.
Мужчины: Алексей Волков, Евгений Гараничев, Александр Логинов, Дмитрий Малышко, Евгений Устюгов, Антон Шипулин и Тимофей Лапшин (запасной)
43.59kb.
На правах рукописи Полянский Дмитрий Викторович Образование в условиях трансформации современного социума: социально-философский анализ
320.88kb.
С 1988 года, двенадцать лет, Геннадий Павлович Комаров возглавлял Восточно-Сибирскую железную дорогу и внес значительный вклад в социально-экономическое развитие Иркутской области
16.92kb.
Одним из инструментов современной мировой экономической глобализации и модернизации экономики развивающихся стран являются особые (свободные) экономические зоны
59.1kb.
Социально-философские основания юридического поля: к постановке предмета философии права (П. Бурдье)
66.62kb.
Релятивизм как проблема современной молодежи
77.72kb.
Центральная Азия на пороге эпохи глобализации
604.8kb.
Студентка мгу им. М. В. Ломоносова, Москва, Россия При изучении гомилетических текстов, созданных в условиях современной массовой коммуникации, требуется решить вопрос о методике анализа данных текстов
40.22kb.
«философские проблемы социально-гуманитарных наук»
448.08kb.
1. Зарубежная литература конца XIX начала ХХ века Проблема хронологических границ изучаемого периода. Кризис западноевропейской культуры на рубеже веков. Декаданс и модернизм
180.88kb.
Заболеваемость студентов и школьников как социально-педагогическая проблема
73.26kb.